1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Богослужебный чин в римской католической традиции

Вот здесь важно иметь в виду, что римская Литургия вплоть до 1969 года – это диалог священника и министранта: священник как бы от своего лица совершает Литургию, а министрант отвечает ему от лица молящихся. Молящиеся молчат, молящиеся не произносят ни слова. А по реформе, которая была осуществлена в апреле 1969-го года, всё, что говорил прежде министрант, станут говорить все молящиеся. И поэтому в сегодняшней римской Литургии возвращён характер диалога между священником и всеми молящимися в храме. Это первохристианский характер диалога, он возвращён сегодняшней Литургии. Конечно, реформа, которую провели при папе Павле VI, – это была огромная работа именно по восстановлению древней Литургии: не изобретение чего-то нового, но по восстановлению того, что было когда-то. А  сегодня мы говорим о тридентской мессе, о которой имеет смысл говорить в этих стенах, потому что именно для нее писались все музыкальные произведения всеми композиторами и эпохи Возрождения, и эпохи Барокко, и в XVIII, XIX, даже в XX веках – все писали для тридентской мессы. Поэтому об утверждённой Тридентским собором мессе, которая, в сущности, была такой же и дотридентские времена, когда-то в XIII–XIV веках, нам имеет смысл говорить с точки зрения истории культуры, с точки зрения истории текстов, которые породили всю эту музыку.

Значит, после того, как сказано confiteor, после того, как священник сначала, а участники богослужения, все остальные, потом исповедали свои грехи и попросили об их прощении, священник говорит последнюю молитву Oramus te, Domine, – «умоляем Тебя, Господи», в которой говорится о прощении грехов. После этого поётся что-то напоминающее остаток греческой ектении, потому что в латинском богослужении нету того, что называется ектиниёй в богослужении Византийском, когда диакон возглашает: «Миром Господу помолимся», а хор отвечает: «Господи, помилуй»; «О Свышнем мире и о спасении душ наших, Господу помолимся», и хор отвечает: «Господи, помилуй». Вот этих молений в латинской литургии нету, от них остались только три прошения Κύριε ἐλέησον – «Господи, помилуй», причём по-гречески, что интересно; эти слова не переведены на латинский язык, то есть это такое воспоминание о том, что латинская церковь первоначально была греческой, что первыми христианами Рима были всё-таки рабы греческого происхождения.

Здесь, наверное, надо на мгновение остановиться и сказать о самом термине «Римская церковь». Дело в том, что в римско-католической церкви слово римский обозначает не просто тот факт, что папа живёт в Риме и является римским епископом, но именно с городом Римом связана история римской церкви. Потому что римская церковь, хоть она и распространена по всему миру, и кардиналы находятся и в Париже и в Рио-де-Жанейро, и в Мельбурне, где угодно, тем не менее, каждый кардинал, например, архиепископ города Мельбурна в Австралии, Парижа, Нью-Йорка и т. д. одновременно считается епископом, священником или даже диаконом одной из римских церквей. Вот такой до сих пор существующий порядок.

В Риме я обычно  живу на via Nazionale, напротив базилики San-Vitale; это такая базилика, которая ушла под землю. Для того, чтобы в неё попасть, надо не подниматься по лестнице, а спускаться, потому что она за века ушла под землю, на улице торчит только её крыша. Так вот, в этой базилике San-Vitale числится в качестве священника епископ Детройта; он кардинал, он архиепископ, но к этой церкви он приписан как простой священник. А по поводу каждой службы в течение года в старых миссалах указывается, в какой церкви города Рима совершается эта служба. Вы сами понимаете, город Рим в X или в XI, или в VIII веке – это очень небольшой город, который населяют 5, 7, может, 30 тысяч человек, а церквей там сотни, и богослужение каждый день не в каждой церкви, а в один день – в одной церкви, в другой день – в другой, третий день – в третьей; все участники собираются где-то в центре города и идут торжественным шествием к той церкви, где сегодня совершается богослужение. И несмотря на то, что с течением времени, причём не в XIX веке, а давным-давно, там в V–VI веках, римская церковь уже распространилась на огромную территорию, она воспринималась в сознании верующих как церковь города Рима. И вот почему она римская, потому что каждый кардинал принадлежит к клиру, к духовенству города Рима. Каждое богослужение в церковном календаре связывается с тем или иным событием в истории города Рима, с тем или иным местом в городе Риме, с той или иной церковью в городе Риме, с той или иной базиликой.

Так вот, это остаток ектении – Κύριε ἐλέησον, Χριστέ ἐλέησον, Κύριε ἐλέησον – «Господи, помилуй, Христе, помилуй, Господи, помилуй», на греческом языке – это такое воспоминание о том, что первыми христианами Рима были рабы-греки, которые жили в Риме и, живя в Риме, продолжали говорить и молиться по-гречески. Только с течением времени эта греческая церковь перешла на латинский язык. Κύριε – это звательный падеж от греческого слова Κύριος – «Господь»; Κύριε ἐλέησον – «Господи, помилуй». Уже на тему этих трёх восклицаний все знают множество песнопений, которые написаны самыми разными композиторами. После того как спето Κύριε, священник или епископ возглашает первые слова следующего гимна, который тоже греческого происхождения: Gloria in excelsis Deo – «Слава в вышних Богу». Причём вплоть до ХХ века сохраняется традиция, когда священник или епископ начинают первые слова: Gloria in excelsis Deo, и хор уже подхватывает: et in terra pax, hominibus bonae voluntatis и т. д. И даже Иоанн Павел II, который с трудом говорит, потому что он уже стар и болен, он, если служит, то он начинает своим таким надтреснутым голосом: Gloria in excelsis Deo, и после этого schola cantorum подхватывает гимн и допевает его до конца.

Первоначально Gloria – «Слава в вышних Богу и на земле мир в человеках доброй воли, в человеках благого воления» (немножко по-другому он звучит по-латыни, чем по-гречески) – звучал во время Литургии только на Рождество. Но с течением времени этот рождественский гимн – рождественский, потому что это в Евангелии от Луки пастухи слышат, как ангелы поют: «Слава в вышних Богу, на земли мир», – и после этого бегут в Вифлеем посмотреть, что же случилось. Так вот, по происхождению своему этот рождественский гимн с течением времени был включён в праздничные и воскресные богослужения вне зависимости от того, Рождество или нет, включая пасхальные и т. д. Гимн Gloria in excelsis Deo не поётся только во время адвента, то есть рождественского поста, и не поётся во время Великого поста, Quaresime, который идёт сейчас.

Вот, скажем, сегодня 19 марта – это день Святого Иосифа, по идее – торжественное богослужение, но гимн «Слава в вышних Богу» не поётся, потому что Великий пост. Несмотря на то, что в этот день пост почти прерывается. Это единственный день во время Великого поста, когда совершаются свадьбы, поэтому сегодня (поскольку до этого уже было две с половиной недели поста и ещё будет почти целый месяц, до 11 апреля) по всему Риму свадьбы, – вот такой единственный день, когда весной можно устроить свадьбу. Конечно, свадьба в Италии – это совсем не то, что свадьба в России. Это всё гораздо торжественнее, гораздо больше всегда приглашённых и т. д. Причём если в традиции византийской венчание отделено от Литургии  – как правило, венчание совершается после Литургии, – то в западной традиции венчание в состав Литургии входит: служится месса, во время которой совершается венчание. Но это любят показывать в кино, так что это мы все знаем.