1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Над строками Нового Завета

Содержание: 
СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ЛАТИНСКИЕ ГИМНЫ
Латинская гимнография
О семи псалмах
Пасхальные песнопения
В Вербное воскресение
Гимны из Бревиария
Рождественские гимны
Семь покаянных псалмов
Псалом 103
Stabat Mater

 

«Возьми крест свой и следуй за Мною»

Тема следования за Христом, возникающая в Евангелиях неоднократно, неразрывно связана с темой Креста. Когда книжник говорит Учителю, что готов следовать за Ним, куда бы Он ни пошел, Иисус отвечает: ≪...лисицы имеют норы, и птицы небесные – гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову≫ (Мф 8: 20). Такое место вскоре будет найдено – Крест. Евангелист Иоанн, повествуя о смерти Спасителя, употребляет то же выражение: ≪...Иисус... сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух≫ (Ин 19: 30). Таким образом, следовать за Иисусом – значит быть готовым идти за Ним вплоть до Креста. Фома Кемпийский в своей книге ≪О подражании Христу≫ очень хорошо говорит, что много есть любителей идти за Иисусом вплоть до Тайной Вечери и очень мало – вплоть до Креста. Мысль, лишь обозначенная в 20-м стихе 8-й главы Евангелия от Матфея, далее звучит уже в полную силу: ≪...и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня≫ (Мф 10: 39); ≪...если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною≫ (Мф 16: 24).

Так что же такое Крест? В Евангелии пять раз говорится о несении креста, на которое надо решиться каждому, кто хочет стать Его учеником (Мф 10: 38, 16: 24; Мк 8: 34; Лк 9: 23, 14: 27). Мы не можем быть христианами и не нести креста, причем Спаситель подчеркивает – своего. Как понять это выражение? Есть пословица ≪Христос терпел и нам велел≫. Мы иногда о ней вспоминаем, когда пытаемся сами себя или друг друга утешить в беде, переживая несчастья и горе. В духе этой пословицы размышляет о своей жизни и Н.С. Гумилёв в одном из посмертно опубликованных стихотворений: ≪Ничего я в жизни не пойму, / Лишь твержу, пусть плохо мне приходится, / Хуже было Богу моему / И больнее было Богородице≫.

Конечно же, переносить беды надо твердо и не поддаваясь отчаянию – этому учили еще в древности, прежде всего философы-стоики, однако наша собственная боль – еще не крест. Мы тогда лишь беремся за крест, как любил говорить отец Алексий Мечёв, когда ≪разгружаем боль других≫. В том, наверное, и состоит суть Креста, что Безгрешный умер за грешников, взял на Себя то, к чему Сам не имел отношения. Поэтому-то наш собственный крест – прежде всего в том, чтобы разделить боль другого, а не в наших личных бедах. ≪Носите бремена друг друга и таким образом исполните закон Христов≫, – говорит апостол Павел (Гал 6: 2).

Иисус зовет нас не просто взять свой крест, но брать его и нести ежедневно. Об этом прямо говорится в Евангелии (Лк 9: 23), хотя в славянском тексте в этом стихе слово ≪ежедневно≫ (греческое καθημερινός или латинское cotidie) отсутствует; не попало оно и в русский перевод, а поэтому русский читатель, если он не знаком с греческим текстом, ничего не знает о его существовании. Отец Александр Ельчанинов рассказывает в своих ≪Записях≫, как уже во Франции он начал читать Евангелие по-латыни и там обнаружил это слово. Обнаружил и поразился, ибо прежде чувствовал, что в этом стихе по-русски чего-то не хватает, но только не знал, чего именно.

Более того, Иисус говорит о том, что следование за Ним нельзя отсрочить, отложить на потом. Когда ученик просит разрешить ему прежде пойти и похоронить отца, Иисус отвечает ему очень странно: ≪Иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов≫ (Мф 8: 22). Это одно из трудных для понимания мест Евангелия. Из книги Бытие мы знаем, что когда умирает Иаков, то Иосиф хоронит отца. Он просит передать фараону: ≪Отец мой заклял меня, сказав: “вот, я умираю; во гробе моем, который я выкопал себе в земле Ханаанской, там похорони меня”≫ (Быт 50: 5). И фараон отпускает Иосифа, чтобы он выполнил последнюю волю отца. Так же и Товия выполняет волю своего отца и достойно погребает его. Для иудейской традиции похороны отца – очень важный момент. Поэтому ответ Иисуса звучит парадоксально. Но мы знаем, что если в Евангелии встречается парадокс, то это место требует к себе особого внимания. Христос пришел не нарушить закон, а исполнить, а здесь Он почему-то идет вразрез с Традицией. Почему?

Первый заключенный здесь смысл таков: когда тебя зовет Господь, не откладывай следование за Ним. В те времена мертвых хоронили в день смерти, и тем не менее Иисус призывает не медлить, даже если речь идет о нескольких часах. Французский библеист Мануэль Жимбасьян обнаружил в арабских диалектах такой оборот: ≪Сначала я похороню отца≫. Это выражение вовсе не означает, что у кого-то умер отец; его употребляют, когда хотят сказать, что какое-то дело сделают потом, в отдаленном будущем. Однажды, возвращаясь из подмосковного храма в день престольного праздника, в переполненном автобусе я слышал, как старушки спрашивают женщину лет сорока: ≪Что ж ты, Полина, не была в храме?≫ А она отвечает: ≪Так я еще не старая! Вот состарюсь – тогда пойду≫. Именно таков смысл фразеологизма ≪Сначала я похороню отца≫, которому в русском языке отчасти соответствует выражение ≪откладывать в долгий ящик≫, т.е., по сути, похоронить, положить дело в гроб.

Второй смысл ответа Иисуса – не оглядывайся назад. Очень часто мы думаем, что следование за Христом для нас непосильно, потому что для этого нужно отказаться от старого уклада жизни и от всего, что нам дорого. Наши прежние ценности и привычки оказываются мертвым грузом, который не позволяет нам сделать Христа средоточием всей нашей жизни.

И здесь встает безмерно важный вопрос: что должен делать христианин в мире, каким он должен быть?

Христианин не может не делать чего-то ради другого, то есть не может жить только для себя. Великое искушение, наверное, состоит в том, что каждому хочется каким-то образом ≪устроить≫ свою жизнь – купить маленький домик с палисадником или просто двухкомнатную квартиру и т.п. А Иисус прямо говорит богатому юноше, что в жизни наступает день, когда дом надо оставить (Мк 10: 29): дом, работу, деньги, карьеру, что-то другое, но главное – оставить. Не быть привязанным, чтобы, когда Бог позовет, встать и пойти дальше, как это сделал Альберт Швейцер, хотя он мог бы давать концерты, писать книги о Бахе и выступать с лекциями в самых престижных университетах мира. По этому же пути пошел кардинал Леже, бывший архиепископом Монреаля, когда снял свою красную сутану, чтобы уехать в Африку и поселиться среди прокаженных.

Свой крест нести нелегко, но это оказывается нам по силам, когда человеку есть от чего отказаться, что оставить позади себя, чем пожертвовать. Когда же жертвовать нечем – христианство не получается. Христос, о Котором апостол Павел говорит, что ≪полнота Божества пребывает в Нем телесно≫ (Кол 2: 9), отказывается от того сияния, которое Ему принадлежит по праву, и спускается во ад, в объятия той беспросветности, где живет человек. Так осуществляется Его κενώσεις – Его снисхождение к миру, отказ от успеха, или уничижение. Иисус сознательно выбирает неуспех и так реализует Свой путь. Через полный Свой провал, через неудачу, через поражение и позор приходит Он к победе.

Пораженными и опозоренными умирают св. апостолы, Златоуст больше времени проводит в ссылке, нежели на той Константинопольской кафедре, где он считался архиепископом, Максим Грек в течение двадцати лет сидит в сырой и темной яме, а св. Тихон Задонский, живя на покое в провинциальном монастыре, не раз получал пощечины то от игумена, то от помещика, которого он упрекнул за жестокое обращение с крестьянами. Crux, тот крест, на котором распинали рабов в древнем Риме, был орудием для позорной казни – на самом деле уже этим сказано всё о кресте каждого христианина.

В современной богословской литературе довольно много говорится – и отчасти это навеяно словами апостола Павла (Гал 6: 14) – о Кресте, которым распят мир, что Крест Христов, вознесенный над всем миром, стал своего рода осью, на которой вращается Земля. Образ этот, без сомнения, очень красив, но он уводит на задний план ту простую человеческую боль, о которой так безыскусно и так откровенно рассказывает нам Евангелие. ≪При кресте Иисуса стояли Матерь Его, и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина≫ (Ин 19: 25). Вот Его смерть – простая, но добровольная. Простая, но сознательно избранная. На Кресте сознательно умирает Человек, сознательно, ибо Он знает, что это смерть – за, что это смерть – ради, что через Его смерть люди обретут свободу и откроют дорогу, кото рая ведет в жизнь. Бог одерживает победу, которая становится нашей общей, осуществимой для каждого победой, но через человеческий κενώσεις, через то уничижение, которое бесстрашно и просто выбирает как Свою дорогу Иисус.