1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Два слова о письме священников в защиту осужденных

Письмо священников в защиту политзаключенных, ставшее для многих (если не для всех) полной неожиданностью, показало, что многие клирики готовы публично высказаться по более, чем злободневному вопросу, не боясь каких-либо негативных последствий своей прямоты. Поначалу, когда под письмом стояло лишь несколько подписей – и это были имена единомышленников, широко известные среди верующих москвичей – казалось, что этим дело и закончится. Но под письмом стали появляться все новые и новые подписи самых разных клириков – и очень известных, и совсем незнакомых широкой публике. Среди подписавших – люди, живущие в разных городах и, возможно, придерживающиеся самых разных взглядов. Сейчас под письмом уже более ста пятидесяти подписей.

О чем это свидетельствует? Мы видим, что многие священники – вопреки ожиданиям! – не боятся негативной реакции церковного начальства и прямо говорят о несправедливых приговорах. Мы видим, что смелый порыв нескольких клириков был охотно поддержан их собратьями – и это более, чем удивительно. Кажется, что в истории Русской Церкви такое событие произошло впервые.

Мне вспоминается рассказ покойного протоиерея Вячеслава Винникова о том, как он в 1965 году, будучи тогда еще мирянином, распространял открытое письмо священников Глеба Якунина и Николая Эшлимана – и многие священники говорили ему, что они всецело на стороне этих мужественных отцов, но сами ни за что не решились бы его подписать – они боялись оказаться под запретом. Их вполне можно понять – и можно понять современных клириков, не решившихся поставить свою подпись под нынешним письмом (думаю, есть и такие). Но тех, кто не побоялся, очень много.

Важно, что священники могут объединиться и высказаться по важному для общества вопросу. Хочется надеяться, что письмо это принесет результаты. Важно, что эта инициатива объединила самых разных людей. И вспоминается самое начало XX века – эпоха, когда многие достойные клирики не боялись во всеуслышание высказываться по самым разным вопросам, важным для Церкви и общества. В последние годы казалось, что то, что происходит ныне, совсем не напоминает ту славную эпоху. Но, может быть, времена меняются?

Трудно сказать, что будет дальше. Вот, митрополит Иларион (Алфеев) уже поспешил заявить, что «священники обязаны согласовывать свое мнение с правящим архиереем той епархии, к которой они принадлежат». И нескольким провинциальным священникам уже пришлось написать объяснительные. «Думаю, что для того, чтобы поступать по совести, не нужно спрашивать разрешения», – мужественно написал один из них. Неужели церковное начальство и впрямь запретит поступать по совести без разрешения? Чем станет это открытое письмо: началом новой эпохи в церковной жизни или ярким порывом, мгновенно пресеченным начальством «от греха подальше»?

 
Петр Чистяков: "Неужели церковное начальство и впрямь запретит поступать по совести без разрешения?" // СОВА. 2019. 23 сентября.