1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Над строками Нового Завета

Содержание: 
СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ЛАТИНСКИЕ ГИМНЫ
Латинская гимнография
О семи псалмах
Пасхальные песнопения
В Вербное воскресение
Гимны из Бревиария
Рождественские гимны
Семь покаянных псалмов
Псалом 103
Stabat Mater

 

Особенности Евангелия от Матфея

«До скончания века»

Как правило, мы начинаем читать евангельский текст и размышлять над ним с Евангелия от Матфея. И часто складывается впечатление, что оно, если можно так сказать, – образцовое, а в трех остальных Евангелиях есть что-то новое по сравнению с ним. Но на самом деле какие-то вещи, как раз особенные, которые есть в первом из четырех Евангелий, начисто отсутствуют у Луки, у Марка, у Иоанна.

Прежде всего, необходимо обратить внимание на композицию Евангелия от Матфея. Как Закон Моисеев изложен в пяти книгах (Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие), так и Евангелие от Матфея (Новый Закон, Закон Христов) тоже можно разделить на пять частей.

Первая часть включает в себя рассказ о крещении Спасителя, начале Его проповеди и текст Нагорной проповеди и завершается замечанием о том, как, кончив эти слова, Иисус сошел с горы (8: 1).

Вторая часть включает рассказ о десяти чудесах Божиих (8-я и 9-я главы), а кончается 10-й главой, где Спаситель дает наставления апостолам, и завершается такой же ремаркой: ≪И когда окончил Иисус наставления двенадцати ученикам Своим, перешел оттуда...≫ (11: 1).

Третья часть тоже кончается большим текстом, сказанным Спасителем, – притчами о Царстве Божием, и точно такой же репликой: ≪И когда окончил Иисус притчи сии, пошел оттуда≫ (13: 53).

Четвертая часть завершается 18-й главой, последний стих ее: ≪Когда Иисус окончил слова сии, то... вышел из Галилеи...≫ (19: 1). Она включает в себя, кроме повествовательной части, притчу о немилосердном заимодавце.

Наконец, последняя, пятая часть – перед событиями Страстной недели – включает в себя беседу на горе Елеонской о Конце истории, притчу о десяти девах и о последнем Суде и завершается той же самой фразой: ≪Когда окончил все слова сии...≫ (26: 1).

Так же, как в Пятикнижии центральный момент – это Заповеди Божии, которые дает Бог Моисею на горе, так и в Евангелии от Матфея главное – Нагорная проповедь: Заповеди Блаженства, которые Бог дает людям через Иисуса на горе (поэтому мы и говорим ≪Нагорная проповедь≫).

Как в Ветхом Завете Пятикнижие – книга о присутствии Божием среди людей, так и Евангелие от Матфея включает в себя – как главную тему – весть о присутствии Божием среди людей в лице Иисуса.

Уже в самом начале, как бы задавая тон всей книге, звучит стих пророка Исайи: ≪Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог≫ (Мф 1: 23). Это имя Иисусово, данное Ему через пророка, – ключ ко всему остальному тексту. В лице Иисуса – с нами Бог.

Если мы пойдем по евангельскому тексту дальше, то обнаружим фразу Спасителя о том, что не могут поститься сыны чертога брачного, пока с ними жених. Слово ≪Жених≫ в Ветхом Завете очень часто заменяет слово ≪Бог≫ – Жених с ними, с сынами чертога брачного. Если мы – ≪сыны чертога брачного≫, значит, с нами Жених, то есть с нами Бог.

Далее, в 18-й главе читаем: ≪...где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них≫ (18: 20).

И наконец, последний стих еще раз повторяет эту формулу – ≪Аз есмь≫: ≪...и се, Я с вами до скончания века≫ (28: 20).

С нами Бог, с нами Еммануил – вот главная тема всего Евангелия от Матфея, через которое Господь как бы открывает нам Свое присутствие среди нас, причем этот важный для христианства момент подчеркнут только в Евангелии от Матфея. От начала до конца, целиком, только в нем содержится Нагорная проповедь. Но если мы разделим Нагорную проповедь на отдельные части, то окажется, что почти весь ее текст можно найти и у Луки, и у Марка, и отдельные слова – в Евангелии от Иоанна. Из 111 стихов Нагорной проповеди лишь 24, то есть меньше четверти, отсутствуют в других Евангелиях. Поэтому важно обратить внимание именно на них.

 

«Не нарушить пришел Я, но исполнить»

≪Не нарушить пришел Я, но исполнить≫ (Мф 5: 17) – эти слова являются ключом к пониманию Ветхого Завета и в то же время задают тон всему Евангелию. Евангелие есть исполнение того, о чем говорится в Ветхом Завете, – без Ветхого Завета Новый теряет всякий смысл. В 13-й главе говорится, в общем, о том же: ≪Он же сказал им: поэтому всякий книжник, наученный Царству Небесному, подобен хозяину, который выносит из сокровищницы своей новое и старое≫ (13: 52).

Что значит ≪Новый≫ и что значит ≪Ветхий Завет≫?

Новый – не в смысле его противоположности Старому Завету, как мы часто думаем, а Новый (греческое καινός или латинское novus) в смысле – всегда новый. Не случайно слова Спасителя во время Тайной Вечери: ≪Сия есть кровь Моя Нового Завета≫ – на латинский язык переведены как: ≪Hic est enim canguis mens novi et aeterni testamenti≫ (≪Это Моя кровь Нового и Вечного Завета≫).

Латинское слово novus уже не вмещает того, что на греческом выражено словом καινός, так что переводчику приходится прибегнуть к замене одного слова двумя: ≪новый≫ и ≪вечный≫. Я бы перевел на современный язык это слово как ≪вечно новый≫: ≪Сия есть кровь Моя вечно Нового Завета≫, ≪неустаревающего Завета≫.

Сам термин ≪Старый≫, или ≪Ветхий≫, как мы обычно говорим, в достаточной мере условен. Лучше всё-таки говорить не Ветхий, а Моисеев Завет (данный при Моисее), или Завет, заключенный с отцами, но во всяком случае не Ветхий, потому что ничего ветхого в нем нет.

Завет, данный отцам, и Завет, данный нам, – в этом вся разница двух Заветов.

≪Не нарушить пришел Я, но исполнить≫ – это первый момент Нагорной проповеди, присущий только Евангелию от Матфея. Второй – о клятве, когда Спаситель обращается к Нам с такими словами: ≪...не клянись вовсе: ни небом, потому Что оно Престол Божий; ни землею, потому что она подножие Ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным. Но да будет слово ваше: “да, да”, “нет, нет”, а что сверх этого, то от лукавого≫ (5: 34–37).

Эта истина очень важная, но мы ее за две тысячи лет чтения Нагорной проповеди еще не осознали: до сих пор не только в обыденной жизни, но и в церковной присутствует такое понятие, как клятва. Мы должны понять, что нельзя давать клятвы, потому что всякая клятва – это уже шаг к ее нарушению. Чтобы не нарушать, не надо обещать, надо просто обладать открытым сердцем. Это очень важно почувствовать изнутри, понять из глубины нашего ≪я≫.

Наличие элемента клятвы во многих богослужебных чинах и в жизни христианских монархов первых веков распространения христианства – это удар по евангельской проповеди. Это то, с чего начинается иногда наше отступление от Христа, присутствующего среди нас.