1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

И иже на добрей земли сии суть… сердцем и плод творят в терпении

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

И иже на добрей земли сии суть, иже добрым сердцем и благим словом слышавшие, сердцем и плод творят в терпении.

Этими словами заканчивает сегодняшнюю проповедь, которую слышали мы с вами, Сам Господь наш Иисус Христос. Потому что сегодняшнее Евангелие, оно почти полностью, за исключением одной реплики апостолов, состояло из того слова, которое Сам Господь обращает к нам: А иже на добрей земли сии суть, то на добрей земли творят плод. Кто слышит слово и приемлет его, плод творит в терпении.

  Вот нам, каждому и каждой, хотелось бы принадлежать к этим людям, которые слышат слово, приемлют и плод творят в терпении. Но мы видим, что в нас есть всё на самом деле. Иногда мы пытаемся решать всё-таки, кто мы такие. Вот это те, кто при дороге, когда посеянное падает, там птицы налетают и склевывают? Или, может быть, мы вот те, когда сеется слово Божие, но тернии вырастают и заботы житейские, всякие горести и радости заглушают это слово?

Нет, на самом деле в нас есть и то, и другое, и третье. И посеянное при дороге в нас есть, потому что мы, действительно, слышим и понимаем, и потом оказывается, что почвы не имеем, чтобы сохранить. Мы, безусловно, связаны теснейшими какими-то связями с тем, что говорит Христос, когда вспоминает о терниях. С радостью человек приемлет слово, а потом заботы житейские, а потом проблемы, потом всякие нерешённые вопросы. Повторяю, не только горести, но и радости даже заглушают в нас слово Божие, и мы не приносим плода. Но ведь и те, кто плод приносит в терпении, это тоже иногда мы. Всё в нас перемешано, всё в нас есть. И кажется, что порой одно, порой другое, порою третье. И задача наша всё-таки заключается в том, чтобы торжествовал всегда Господь, чтобы дать Богу действовать в нас через Сына Его Возлюбленного.

Как дать это место Богу? Когда я, читая Евангелие, дохожу вот до этого места, до этого  зачала, которое мы с вами сегодня прочитали, дорогие братья и сестры, я всегда вспоминаю, как в Латвии, где-то вблизи Балтийского побережья, очень много на полях огромных валунов, таких вот, полтора-два метра в диаметре, с которым не справиться, не знаю, 70-80 сантиметров в диаметре. Но куда его денешь? Так вот местные крестьяне что делают в таких случаях? Они вырывают здоровенную яму, такую огромную могилу, я не знаю, метров 8-9 глубиной, скатывают туда этот камень и хоронят его в глубинах земли.

Вот, наверное, наша задача заключается примерно в такой же работе – освободить добрую землю, увеличить её процент в наших сердцах. Это работа, это не просто. Временами она очень трудная. Можете себе представить: вот такой валунище лежит на поле: какую яму надо вырыть, как надо его толкать в эту яму и т. д. Всё это очень трудно. Это даже у нас, в Подмосковье, где вот такие камушки, 30-40 сантиметров в диаметре, и то они доставляют массу неприятностей в сельском хозяйстве. А если это такой огромный валун, какая это работа?!

Именно к такой ежедневной работе, к такому труду, к тому, что даже слово «труд» связано с представлениями о трудностях, об испытаниях, о непременной и неизбежной усталости, – вот к такому именно труду зовёт нас Господь.

Как когда-то Цицерон сказал о том, что оконченные труды сладки. Это вот труды, которые завершены, они, он говорит, «dulce». А это замечательное совершенно слово, потому что ведь сладостны не только труды, когда они закончены, сладостен и Сам Господь и встреча с Ним. Мы же говорим: «Иисусе Сладчайший, души моея утешение». И слово «сладкий» – оно совсем в Библии, в древности, в текстах литургических значат не то, что теперь мы имеем в виду. Потому что в те времена не было сахара. И сладость, о которой говорили в Библии, сладость, о которой говорят в литургических текстах, это сладость плода, это сладость персика, или яблока, или, там, граната. Вот эта вот удивительная сладость, она есть какой-то образ, такой земной, такой физический образ – земная, физическая, идея той сладостности, которую испытываем мы, когда встречаем на своём пути, на пути своей жизни нашего Господа. Той сладостности, которую испытываем мы, когда, действительно, потрудившись до седьмого пота, понимаем, что всё-таки что-то сделали, какую-то добрую землю освободили в наших сердцах, с которыми так трудно работать, так необходимо работать и с которыми, когда хоть какая-то часть работы закончена, так сладостно и так радостно этот момент переживать. И тогда наступает встреча – встреча единственная, встреча удивительная, встреча с Господом, которая, хотя она и единственная, но вот по-разному мы её переживаем в разные мгновения, в разные моменты жизни. И когда одна из наших прихожанок была в Лондоне, она писала в записке о том, как она съездила в Лондон, – конечно, больше о том, как она когда-то раньше, до того как она отправилась в путешествие, читала книги владыки Антония, как она впервые нашла эти книги и т. д. И вот здесь буквально один абзац в этих воспоминаниях о том, как после службы прихожане подходили к владыке, и среди них там было человек 8-10, которые в первый раз попали в Лондон. Так вот она пишет, что им всем владыка говорил, что ищите личной встречи с Господом. Вот эта вот личная Встреча,. На самом деле, действительно, если подумать, то про богословие Встречи ведь никто, кроме митрополита Антония, никто так не говорил за 2000 тысячи лет, как вот он сумел это сказать. Человек, который всегда подчеркивает, что он не богослов, что он не специалист, что он всего лишь хирург в прошлом, а теперь, вообще, непонятно кто. На деле он сумел сказать в богословии очень много. Давайте прислушаемся к этому. И мне кажется, что сегодняшнее Евангелие удивительно ориентирует нас на эту работу, с которой всегда связана Встреча, потому что опыт показывает, что бездельник, он никогда не встретится со Христом, а трудяга с Ним встретится вопреки всему, даже в том случае, если ему никто не рассказал о Христе, даже если никто не дал ему Евангелие, даже если невозможно найти эту книгу, даже если в городе нет ни одной церкви и ни одного христианина. Трудяга всегда в какой-то момент своего труда переживает эту Встречу. Может быть, даже не догадывается о том, что он её пережил.

Так часто бывало с людьми минувших поколений, которые выросли в советские времена, которые выросли в абсолютно внешне безбожном мире. Они переживали эту Встречу, не понимая даже, что это такое. А потом мы начинаем удивляться, почему же этот человек, неверующий, почему же этот человек, который ни разу церковного порога не переступил и Евангелия не открыл, был так, по сути, близок к Богу. Да потому что вот через труд, который он совершал, через этот какой-то естественный порыв, который он переживал когда-то, не зная о том, что пережил встречу с Богом.

Давайте благодарить Бога за то, что Он приходит к нам, даже когда, наверное, всё сделано, чтобы Он не пришел. Давайте не ослабевать в наших трудах, потому что Бог приходит только к тому, кто трудится, только к тому, кто вкалывает, только к тому, кто устаёт и работает до седьмого пота. Только к тому приходит Господь.

Вот что мне хотелось сказать вам, дорогие братья и сестры.

Поздравляю вас с праздничным воскресным днём!