1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

К Богу мы идём вместе

Проповедь в храме – трудный период: трудно в одном, трудно в другом, трудно в третьем. У одних проблемы со здоровьем, у других – с родными, у третьих – какие-то внутренние проблемы с работой и т. д. В общем, так казалось бы, все мы, многие из нас в каком-то сложном положении, трудном положении. Я за себя могу сказать честно, то же самое – какой-то очень не простой, тяжёлый, период переживаю. Вообще не знаю, чем всё это кончится. Но, тем не менее, как только поднимешь голову, посмотришь вокруг, увидишь столько дорогих лиц, и сразу становится легче на душе, сразу понимаешь, что к Богу мы идём – не каждый и каждая по одиночке, а, держась друг за друга и друг друга поддерживая. Постоянно так бывает, что, когда трудно, вдруг кто-то приходит, кто-то по какой-то причине давно не был или редко бывает в Москве. И так появляется в нужный момент человек, который приносит какую-то весточку. Не в том смысле, что новости какие-то рассказывает, а именно весточку о том, что мы вместе, что к Богу мы идём, поддерживая друг друга. Мне кажется, что это бесконечно важно, это чрезвычайно нужно нам всем. Это то, действительно, что нё дает сломаться, что не даёт упасть, что не даёт как-то сдаться, пойти по пути, по которому всё-таки многие идут, – поддаются обстоятельствам, начинают деградировать. Мне кажется, что только одно, на самом деле, помогает нам, верующим христианам, не идти по этому пути: то, что, несмотря ни на что, несмотря ни на какие сложности, мы можем продолжать этот путь к Богу вместе, мы можем продолжать идти евангельской дорогой, друг друга поддерживая, друг на друга опираясь, друг друга, тем или иным способом, оберегая. Вот это наше бережное отношение друг к другу – может быть, в этом есть сердцевина того церковного пути, который предлагает людям Бог. Давайте подумаем об этом сегодня. Давайте будем молиться друг о друге всё время Божественной литургии, чтобы Господь посылал силы нашим братьям и сестрам, о которых мы молимся.

Я понимаю, что, наверное, не всех, дорогие братья и сестры, я успею сегодня выслушать, как следовало бы во время Обедни. Потому что в самом начале только, во время антифонов, время есть, а потом его уже не будет, Но, тем не менее, в конце обедни, когда будем петь «Отче наш», вместе принесём Богу без слов наши проблемы, наши слабости, наши трудности, наши грехи. И утешит, и укрепит, и поддержит нас Господь.

 Да хранит вас всех Бог, да укрепит вас всех Бог! Будем вместе совершать великое таинство Евхаристии.

 

(из слова после литургии, перед отпеванием старой сотрудницы библиотеки.)

 

Мы всегда очень смиренно, осторожно, я бы даже сказал, ревностно относились к Космодемьянскому храму, пока здесь находилась Библиотека иностранной литературы. И сама Маргарита Ивановна Рудомино, первый тогдашний директор библиотеки, как-то очень осторожно относилась к каждому камню буквально. Я думаю, что это заслуга на самом деле Маргариты Ивановны, что росписи сохранились в абсолютно нетронутом виде под штукатуркой, под краской и т. д. Поэтому я тоже думаю, что это будет большим событием для нас, когда, через месяц примерно, будет 100 лет со дня рождения Маргариты Ивановны, первого директора и основательницы нашей библиотеки и, в какой-то мере, спасительницы нашего храма, потому что, как утверждают, он был бы взорван, если бы она не взяла для своей библиотеки. Это такое общее мнение историков Москвы.

Так вот, когда мы будем праздновать этот юбилей, то на стене храма будет открыта мемориальная доска в память о Маргарите Ивановне. И произойдет это событие, важное, как мне кажется, поскольку наш храм и наша Библиотека, они всё-таки связаны какими-то тысячами и тысячами нитей. Не случайно, в конце концов, отец Александр первую свою публичную лекцию прочитал в стенах Библиотеки. Не случайно, что он назвал наш зал, в котором нет ничего овального, Овальным. И так его все называют, даже в Министерстве культуры, в реестре, он числится под названием «Овальный зал». Можно ещё много приводить других примеров того, как мы странно и тесно связаны друг с другом: Иностранная библиотека и храм святых бессребренников и чудотворцев Космы и Дамиана. И, более того, даже скажу, что я первый раз в жизни был здесь совсем маленьким ребенком, мне было пять лет, не больше. Моя бабушка, Варвара Виссарионовна, приехала к Маргарите Ивановне за какими-то книгами. Я уже не помню, в чём заключалась суть их встречи, потому что мне было слишком мало лет для этого. Я только помню, что мы входили вот там, где теперь вход. И они расцеловались с Маргаритой Ивановной, а потом бабушка перекрестилась и сказала: Всё-таки когда-то здесь будет храм!

Но как-то не предполагалось тогда, что я буду в нём служить. И поэтому всё, что связано с библиотекой, с её старыми сотрудниками, такими, как Стелла Устинова, – это, конечно, всегда для нас очень много. Это очень горько, потому что смерть – всегда это горько. Но это очень много, это очень важно.