1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Когда наше сердце горит

О чем нам говорит сегодняшнее евангельское чтение? Прежде всего, о том, что в нас, людях, зачастую бывает столько злобы, столько ненависти, столько грязи, раздражительности и других качеств, дурных и страшных, смешанных и соединённых вместе в каких-то невероятных формах, что даже свиньи не в силах выдержать всего этого. Вот люди с этим живут, а свиньи не выдержали и сразу бросились в море и сразу погибли. Потому что даже для такого животного, как свинья, которое любит валяться в грязи и получает от этого удовольствие, не под силу выносить то, что порою живёт в нас с вами.

Вот это, наверное, то первое, что говорит нам сегодняшнее Евангелие. Кроме того, сегодняшнее Евангелие нам говорит о том, что людям зачастую дороже имущество, чем Божие присутствие, чем правда Божия, чем то исцеление, которое пережили эти двое бесноватых. Потому что смотрите, братья и сестры, весь город вышел после того, как были исцелены бесноватые, а свиньи погибли. Весь город вышел к Иисусу на берег для того, чтобы просить, чтобы Он ушёл.

Был такой старый московский священник отец Валентин Парамонов, который всегда, когда доходил до чтения этого евангельского фрагмента, говорил проповедь, которая всегда заканчивалась словами о том, что потом Иисус уже никогда не приходил в этот город. Отец Валентин говорил со слезой в голосе, имея в виду, хотя мы, конечно, не знаем этого из Евангелия, что когда человек отвергает Бога ради мирских благ, ради ежедневного своего благополучия, потом ему уже бывает бесконечно трудно вернуться к Богу.

Вот это, наверное, второй урок, который можно извлечь из этого Евангельского чтения. Но можно из него извлечь и ещё один урок: Христос приходит в нашу жизнь для того, чтобы исцелить нас от злобы и раздражения, чтобы исцелить нас от того, что бушует зачастую, именно бушует в наших сердцах и разрушает как нас самих, так и людей вокруг нас. Только очень часто мы, в отличие от этих бесноватых, о которых говорится в сегодняшнем Евангелии, не в силах принять это исцеление. Мы даже наружно очень часто становимся христианами, мы ходим в церковь, мы молимся, мы участвуем в богослужениях, ездим в паломничество и т.д., но злоба и раздражительность продолжают в нас жить. И, более того, такая злоба становится очень часто ещё более разрушительной, чем злоба неверующего человека. Вот это ещё один урок, который даёт нам сегодняшнее евангельское чтение. И мы, братья и сестры, конечно же, должны стараться не наружно быть христианами, но быть верующими во Христа, быть верующими в Бога людьми внутри  самих себя, в глубине наших сердец, для того, чтобы нести, быть может, без слов, потому что слова, которые можно сказать, наверное, уже сказаны, свет и радость людям вокруг нас, а не что-то другое.  Вот об этом, конечно же, необходимо молиться, и трудиться для этого необходимо, чтобы мы, христиане, не были разрушителями, чтобы наша вера не была только наружным исповеданием, чтобы она жила в глубине наших сердец, чтобы она преобразовывала нас изнутри.

Посмотрите, в те времена, когда было очень мало церквей открыто, мне как-то написала одна дама из Сибири, что для того, чтобы на Пасху быть в церкви, ей пришлось лететь на самолете из одного областного центра в другой, потому что там, где она жила, не только в её городе не было церкви, но и в областном центре, а в другом, соседнем Красноярске, она сумела побывать. Всего лишь один раз в год у неё получалось совершить такое путешествие по её финансовым возможностям. Ну, так что же, в другое время она жила без Бога? Да нет, конечно! Потому что у неё было, прежде всего, её сердце – сердце, которое по-настоящему работало и которое по-настоящему светило людям. А сейчас, в условиях сегодняшнего дня, когда храмы открыты повсюду, оказывается, что открыты не только храмы, но открыты шлюзы для такого наружного исповедания, за которым не стоит что-то большое, что-то по-настоящему огромное. Сегодня перед нами не стоит тот выбор, который отвергли жители этого города, где исцелил Иисус бесноватых. Для них выбор был таков – либо имущество, либо Христос, либо благополучие, либо Божие присутствие. Они этот выбор отвергли. А у нас сегодня очень часто такой выбор не стоит. И поэтому наша вера становится какой-то теплохладной, если не просто наружной, внешней. И, конечно, это очень грустно, потому что вспомните слова из Евангелия от Луки, которые как раз вчера вечером, во время Всенощного бдения, мы читали: «Не горело ли в нас сердце наше, когда Он шел с нами по дороге и истолковывал нам Писание?» Вот когда наше сердце горит от того, что с нами по дороге идёт Иисус, тогда мы, действительно, становимся Его учениками, тогда, действительно, это вера, даже в тех случаях, когда до храма добраться почти невозможно. Ведь есть, в конце концов, и парализованные люди и люди, которые не выходят по каким-то другим причинам из своего дома, но, вне зависимости от того, выходят они из дома или нет, если сердце в них горит, как горело сердце в апостолах, когда шёл с ними по дороге Иисус, то тогда вся жизнь и всё в нашей жизни оказывается, действительно, другим.

Поэтому наша с вами задача, братья и сестры, открывать сердце навстречу Христу, чтобы переживать именно это горение, чтобы переживать именно этот трепет, потому что человек, который  хотя бы раз в жизни пережил это ощущение, он уже будет другим. И наша задача заключается не в том, чтобы искать каких-то особенных чудес, не в том, чтобы ждать демонстрации силы Божьей. Мы очень часто любим молиться о выздоровлении кого-нибудь из нас, и когда человек не выздоравливает, то мы  либо удивляемся, либо даже сердимся, иногда на самого этого человека, а иногда на обстоятельства, а иногда и, наверное, чаще всего, и на Бога. Как же, говорим мы, столько молимся, а он всё никак не поправляется и, наоборот, даже вдруг умирает, или ещё что-то такое. И вот, наверное, не в этом заключается наша вера, что мы молимся, и по нашей молитве Бог делает всё так, как мы хотим. Нет, конечно же, наша вера заключается совсем в другом: в том, что мы ощущаем Его присутствие рядом, в том, что мы открываем вдруг для себя, что та молитва, с которой мы обращаемся, не та просьба, но именно та молитва, она услышана. И Бог отвечает нам. И отвечает нам очень часто не в силе Своей, но в бесконечной слабости, в той слабости, которую показал нам Иисус с креста. Но эта слабость в какой-то момент – это понимает каждый из нас – оказывается могущественнее любой силы. Потому что рушатся империи и режимы, потому что непобедимые армии превращаются в горстку ни на что не способных солдат; потому что рушатся теории философские и системы; потому что не выдерживают испытания временем некоторые теории и т.д. Но Божие присутствие в слабости и немощи – оно всегда открывает себя людям как будто в первый раз в истории, как будто никогда и никто этого не переживал, как будто я первый, или первая, почувствовал Бога. И вне зависимости от того, какое на дворе тысячелетие, Бог открывает себя в ослепительном свете каждому и каждой из нас, Бог открывает нам Свою бесконечную любовь, когда мы хоть сколько-то открываем навстречу Ему своё сердце. И можно представить себе, что чувствуют эти двое исцелённых, когда они обнаруживают, что оставила их эта странная злоба, раздражение, неистовство. И можно задуматься ещё над тем, а почему в Евангелии от Марка говорится об одном исцелённом, а в Евангелии от Матфея о двух. Да, почему? Потому что каждый из нас, братья и сестры, может стать этим вторым исцелённым. Потому что к тому исцелённому, которого исцелил Иисус, присоединяемся затем все мы, сколько бы нас ни жило и ни живёт на земле. Вот это очень важно понять, что чувство Его присутствия, которое вдруг открывается в нас с вами, братья и сестры, намного больше, чем любое другое чудо, которое, конечно же, в силах совершить Бог. Вспомните слова апостола о том, что греки ищут мудрость. И в этом смысле очень часто мы  с вами похожи на греков, потому что мы тоже ищем разумное объяснение всему, во что хотим верить, разумное объяснение тому, как устроен мир, разумное объяснение тому, почему происходит в мире то, а не другое. Мы, подобно грекам, пытаемся ко всему подойти с точки зрения требований нашего, в общем, выросшего за тысячелетия разума. А иудеи, говорит апостол, ищут знамения, ищут чуда, ищут знака от Бога. И мы тоже часто ищем этого знамения и говорим, что, если мы не увидим этого чуда или знамения, это нам не будет дано, тогда мы не поверим. А мы, говорит дальше апостол, мы чувствуем присутствие Божие в мире, мы чувствуем, что рядом Бог. И это чувство, то, что в распятом Иисусе нам открылся Сам Творец, это чувство – оно намного больше всего остального. И мир во многом необъясним, и чудеса не совершаются по нашему желанию. Но Божие присутствие, открыть которое может каждый из нас с вами, братья и сестры, просто так, в обычный день, похожий на все другие дни, Божие присутствие, когда Его открываешь, – это самое удивительное, самое прекрасное, ни с чем не сравнимое чудо, которое, действительно, возрождает нас вопреки всему и несмотря ни на что. Поэтому давайте будем просто открывать наши сердца Богу, как открывались сердца человеческие навстречу Иисусу, когда Он проповедовал в Палестине. Будем открывать Ему наши сердца, и мы увидим, Что больше всего остального в нашей жизни и во Вселенной.

Бог благословит и укрепит вас всех!

 

… это запрещено, но только потому, что, зная Евангелие и чувствуя присутствие Иисуса в нашей жизни, мы понимаем, что Ему больно. Мы не делаем чего-то дурного только по той причине, что это больно Ему, но не потому, что есть какие-то установки, требования, принципы. Знаете, установки, требования и принципы, они меняются. А вот когда Иисусу больно, это не меняется, потому что это в природе Богочеловечества. И вот наша задача – именно стремиться к такому живому Богообщению, к такому живому контакту с нашим Господом, который словом "встреча" называет митрополит Антоний. Вот мы должны стремиться именно в этом измерении встречи с вами жить. И, на самом деле, это лучше любых принципов и законов застрахует нас от беды, застрахует нас от чего-то дурного, что делать мы, конечно, по слабости нашей способны. Вот жизнь рядом с Иисусом, жизнь рядом с Господом, жизнь в присутствии Божием – это лучшая защита от всего дурного, и это лучшие возможности открывает для того, чтобы полностью реализоваться, для того чтобы то, что в нас заложено, что бы мы ни делали, где бы мы ни работали, кем бы мы ни были, но реализовать жизненно максимально, на 100% или даже более.

Вот, братья и сестры, что мне еще хотелось вам сказать.