1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

«Милости хочу, а не жертвы»

Мф, 12:1-8

 

Братья и сестры! Попросим прощения за наше несовершенство, за то, что многое из того, что мы хотели бы, у нас не получается. Вот попросим прощения, сил, любви.

Да благословит вас Господь, да помилует вас, вложит что-то новое в сердце ваше. А я, недостойный иерей, властью Его, мне данной, прощаю и разрешаю вас от всех грехов ваших во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

 

С праздничным днем поздравляю вас дорогие братья и сестры!

Да хранит, да благословит, да укрепит вас Господь! Мы слышали с вами сегодня в Евангелии, как, цитируя пророка, говорит Христос: «Милости хочу, а не жертвы». И далее, указывая на эти слова, Он говорит: «Если бы вы понимали, что это такое, то тогда бы не осуждали неповинных». Дай нам с вами Бог – понимать эти слова и ждать от людей по-настоящему доброго, а не ждать от людей чего-то такого, что мы сами выдумали и что вот мы считаем, что это необходимо там для кого-то. Понимаете, это ведь очень страшно, когда мы начинаем, например, делить людей на тех, кто постится и не постится. Если я пощусь, то это мой выбор, это моё решение, это моё личное дело, это мои личные отношения с Богом. Но если кто-то другой не постится, то какое это отношение это имеет ко мне?! Мало ли почему этот человек не постится! Может, он не постится, а в тысячу раз лучше, чем я. 

То же самое мы можем сказать о том, какую веру вы исповедуете. Мое православие – это мой выбор, это мой путь, это моё сознательное решение. Но если какой-то другой человек не православный или не христианин, мусульманин, буддист, иудей, это ко мне не имеет никакого отношения. Это его какие-то мотивы. И, опять-таки, он может быть гораздо лучше, чем я. И вот это мы с вами должны понимать, что значат эти библейские слова: «Милости хочу, а не жертвы».

Я помню, как однажды – это было очень давно, лет 20 назад или больше, – в Духовной академии читал лекцию митрополит Антоний. Ему был задан такой провокационный вопрос, а спасутся ли верующие, но не христиане, а мусульмане, буддисты и т. п. Митрополит ответил, что Бог может всё, и мы не можем с вами решать за Бога, кто спасётся, а кто не спасётся. И по личной праведности каждого Бог в силах сделать что-то такое для всякого человека, о чём даже мы с вами не можем предполагать. И милость Божия – это не наша с вами милость.

И вы знаете, как были возмущены его слушатели?! Они восприняли это как какую-то невероятную ересь. Они готовы были растерзать. А кто это? Какие-то мальчишки, которые ничего в жизни не видели. А перед ними стоит человек, который прошёл тяжелейшие испытания первых лет эмиграции в ранней юности, и просто подполья в годы Второй мировой войны. Это не фунт изюма! А мы-то, понимаете, знаем всё, мы-то за всех можем.