1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

На новолетие

(Вечерний молебен)

 

Дорогие братья и сестры, поздравляя вас с Новым годом, потому что Новый год – это всегда рубеж, это всегда граница, это всегда время подведения каких-то итогов, –поздравляя вас с этим днём, хотелось бы мне напомнить вам те слова из пророка Исайи, которые прочитал Иисус в городе Назарете в синагоге, когда вошёл туда в день субботний, как об этом рассказывается в Евангелии от Луки, в том месте, которое положено всякий раз читать на новолетие, в первый день Нового года. Правда, у нас сегодня в церкви три новых года, потому что есть новолетие 14 сентября, по новому стилю, 1 сентября – по старому, начало учёбы. Есть вот этот, сегодняшний, новый год – гражданский. И есть, наконец, старый новый год, день памяти Василия Великого, который приходится на 14 января гражданского календаря.

Итак, однажды, я помню, на епархиальном собрании тоже написал записку, довольно язвительную, святейшему патриарху о том, можно ли праздновать новый год. И святейший, прочитав записку, вдруг спросил, а какое сегодня число. И все ему ответили, какое число, разумеется, не по юлианскому, а по гражданскому календарю, по которому мы все живём. И он тогда, улыбнувшись, сказал: «Ну вот, вы, кажется, сами ответили на вопрос: раз вы живёте по новому календарю, значит, почему же не праздновать 1 января нового года?»

Ну, а кроме того, уже давно, с первых лет советской власти, когда появился новый стиль, установился обычай – служить молебен под гражданский Новый год, потому что как же начинать что-то без благословения Божьего? И вот поэтому такая сложилась практика, что сегодня в церкви три раза в году празднуется новолетие. Она уже утверждена обычаем многих лет, утверждена молитвами многих святых и братьев. И вот в этот день, причём все три раза, мы читаем именно это Евангелие, которое прочитано, братья и сестры, где Господь наш Иисус Христос возглашает слова из книги пророка Исайи: «Дух Господа на Мне, ибо Он помазал Меня благовестить Евангелие нищим и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное».

Конечно, нам с вами хочется, чтобы всякое лето было благоприятным. Нам хочется, чтобы в жизни нашей было больше хорошего и меньше дурного, меньше боли, меньше ужаса, меньше трагедий. Мы молимся об этом, но далеко не всегда это получается, потому что слишком уж сложна человеческая жизнь, слишком мы уж разные люди, которые населяем землю. И оттого, что мы друг друга не хотим понять, тоже бывает очень много тяжелейших испытаний. Как выпали на долю человечества испытания во в этом, уходящем, году, когда 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне погибло столько мирных людей. Как выпадают беды, в сущности, каждую неделю, скажем, на долю жителей Израиля, когда бомбы взрываются то на дискотеке, то в автобусе и т. д. Конечно же, возникает вопрос о том, как можно предотвратить все эти беды, которые происходят от человеческого зла, которые происходят от людей, может быть, озверевших, может быть, чёрствых, может быть, наделённых какими-то злыми качествами, но от людей, которых, действительно, так же любит Бог, как и других, как и тех, кто становится их жертвами.

И вот возникает вопрос: как же быть? Как выходить из этого положения?

Мне кажется, человечество не всегда здесь идёт верными путями, потому что мы очень часто идём путём некоторого заискивания перед злом или оправдания зла и агрессивности. Может быть, и не надо говорить в новогоднюю ночь об этом, но, понимаете, когда это видишь, когда от этого больно, невозможно не сказать. Потому что мы стараемся сейчас, братья и сестры, зажмуриваться и делать вид, что ничего плохого не происходит. Как, например, меня очень резануло, когда 11 сентября во всех новостях прошли сообщения о том, что российских граждан там среди погибших не было. Так, с некоторым торжеством – наши не пострадали. Да ведь наши – это не только те, у кого российские паспорта! Наши – это все, кто населяет землю, все наши. Как можно делить на одних и других?! И вот в этом смысле, конечно, огромную мудрость проявил Священный  Синод Русской православной церкви, когда на сороковой день после трагедии 11 сентября была отслужена заупокойная Литургия и панихида в храме Христа Спасителя. Некоторые говорили: как же служится Литургия, ведь некоторые из них были не православные, там же почти не было православных?! Так вот говорили некоторые ревнители благочестия. На что митрополит Сергий очень хорошо разъяснил, что, когда человек погибает от насильственной смерти, нет речи о том, какого он был исповедания, потому что его Господь принимает, его душу как душу убиенного. И вот это естественно – это заявление митрополита Сергия во всех средствах массовой информации, особенно за границей. И люди в Америке были, конечно, этому благодарны. Конечно же, нельзя делить людей на наших и не наших. А мы иногда стараемся зажмуриваться, жить так, как будто ничего не происходит вокруг нас, как будто, если люди гибнут, но не наши близкие, не наши родные, а далеко живущие, то ничего страшного не происходит. Это очень страшно, когда мы так думаем, потому что тогда из сердца уходит любовь. Когда мы начинаем рассуждать, в общем, как звери, которые любят своих котят и щенков и не любят, даже ненавидят чужих. И готовы выкармливать своих, а чужих готовы загрызть.

Так вот, мы с вами, братья и сестры, конечно же, так рассуждать не должны. И вот меня безумно огорчило, когда взрываются автобусы в Израиле, говорят: да, в общем, это естественно, вот они такие люди. Но когда премьер-министр Израиля на днях совершенно разумно поставил условия Арафату, что он не сможет покинуть свою резиденцию в Рамаллахе и приехать на рождественскую мессу в Назарет, если не выдаст убийц, – и Арафат не выдал убийц, и его не пустили на рождественскую мессу –, вот это было воспринято миром, как какое-то страшное злодеяние со стороны Ариэля Шарона. Президент Израиля говорил о том, что он употребит все своё влияние для того, чтобы убедить Шарона отменить это жестокое решение.

Так вот, понимаете, есть у нас вот такое настроение, что мы готовы оправдывать преступника и даже лебезить перед ним, и даже угождать ему, думая, что это смягчит его сердце или как-то всё устроит к лучшему. Конечно, компромисс со злом невозможен. И вот это мы с вами должны помнить и держать в своих сердцах. Потому что это касается не только политики, не только событий мирового значения, это касается жизни каждого из нас. Невозможен компромисс с насилием, невозможен компромисс со злом, невозможен компромисс с какими-то агрессивными вызовами, которые мы порою прощаем друг другу. Надо сказать: нет, в данном случае я просто выхожу из этой ситуации. Я, если не могу ответить, то в ней не участвую. Но подхалимское отношение ко злу очень опасно, потому что в результате именно палестинцы чувствуют себя победителями сегодня.

А знаете, как страшно было мне смотреть, я не знаю как вам, эти кадры, записанные в Палестине 11 сентября, когда дети, женщины, мужчины – все плясали от радости, что столько людей в Штатах погибло. Так вот, понимаете, очень страшно, когда мы радуемся дурному. И очень важно, конечно, не только проявлять бескомпромиссность, но очень важно вымаливать доброе, очень важно молиться за этих людей, которые озверели до последней степени. А ведь это же необходимо. А ведь, на самом деле, для этого и существуют монастыри, для того, чтобы монахи отмаливали весь мир. Как старец Силуан говорит: «За людей молиться – кровь проливать». И, действительно, все прекрасно знают, что эта молитва старца за весь мир, за всех людей, за верующих и неверующих, за добрых и злых, и за самых ужасных – она, действительно, могла очень много. Вот, понимаете, этой молитве нам надо учиться. Конечно же, одно дело, когда молится старец Силуан или человек, ему подобный по духовной зрелости. Другое дело, когда молимся мы с вами. Конечно, наша молитва во многих случаях далеко не так сильна. Хотя, кто знает, чья молитва дойдёт до Бога?! Иногда бывает, самый незаметный, самый тихий человек, которого, вообще, никто не знает, который живёт тихо и незаметно, а оказывается, что он великий праведник. Оказывается, что он может очень многое своей чистотой и своей молитвой. Вот мне недавно Павел Проценко показывал свою новую книгу об одной женщине, которая вообще была, как говорят в народе, никто. Простая женщина, которая работала где-то на фабрике или в магазине, не знаю. Но она была великой праведницей и великой святой по бескомпромиссности своей жизни. Поэтому, кто знает, чья молитва сильнее? Тоже мы с вами должны об этом помнить. А кроме того, кто знает, а кто окажется десятым. Как помните, в Книге Бытия: ради десяти праведников Бог пощадит город. Так вот, кто из нас окажется десятым? А может быть, не окажется десятым. Об этом тоже все время надо помнить. Надо помнить, что в нашей трудной жизни, которая все время какие-то вызовы бросает, что его или её дело – это стояние, что просто уклоняться в полное незнание о том, что происходит вокруг, теперь уже невозможно. Надо помнить, что старец Силуан ушёл на Афонскую гору не для того, чтобы спрятаться от действительности, не для того, чтобы скрыться от жизни, как,  может быть, это делали монахи иногда  в средние века. Нет, он ушёл туда для того, чтобы молиться за весь мир, для того, чтобы своим молитвенным трудом, вот как атланты небо держат, так и он своим молитвенным трудом поддерживал землю. Конечно, не он один, таких людей очень много. Мы должны понять с вами, что каждому и каждой из нас всё-таки на долю выпадает и это тоже. Потому что, если мы не будем нести ответственность за всё, насколько мы можем, – а мы никто не знаем, насколько мы можем, может быть на немного, а может быть, на очень много – если мы не будем с болью откликаться на то, что происходит вокруг нас, потому что, знаете, как меня поразило, братья и сестры, когда первый раз после 11 сентября у нас была исповедь в храме и кто-то, действительно, с дрожащими руками говорил о том, как больно за людей, а кто-то другой, абсолютно не думая о том, что произошло, рассказывал о том, как ссорится с невесткой или начальником на работе или ещё что-то такое. И надо сказать, что для меня это, братья и сестры, было очень тяжело, потому что мы должны с вами откликаться на боль. Мы не должны с вами играть в жмурки с жизнью, потому что это компромисс со злом. Вот такая игра в жмурки с жизнью – это компромисс со злом. Не случайно Христос нас сделал учениками для того, чтобы мы были рядом с Ним в Его труде, рядом с Ним в Его служении. А Он служит всем, Его служение всем адресовано. И давайте поэтому будем не просто благочестивыми и верующими людьми, но именно Его учениками, как зовёт Он к этому каждого из нас. И каждый год будем стараться думать о том, а что мы сделали в этом году для других, чем мы послужили людям вокруг нас.  Давайте думать об этом и давайте держаться друг за друга, не разделяя людей на своих и чужих в этом мире, потому что все мы, через Адама и Еву, здесь братья и сестры. У нас посторонних на земле нет, хотя иногда было бы проще считать: вот это мы, а вот это они; это мы, а это посторонние. Конечно, так жить проще, но так жить намного опаснее. Не случайно же Христос умер на кресте за всех и воскрес для оправдания всего человечества, каждого и каждой. Не случайно же говорит Христос «Вкусити от Нея все» – про Чашу Своей крови: Вкусите от Нея вси.

С Новым годом, с новым счастьем, с новыми трудами, потому что какой же новый год и какое же новое счастье без новых трудов?!

Бог вас благословит, дорогие братья и сестры!