1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Нас много, но мы одно тело

Литургия   

Братья и сестры!      

…Джордж Сорос, с которым я много работаю и которого неплохо знаю, он всегда говорит: «Да, у меня есть деньги. Но помните о том, что я скоро умру, что мне много лет. Поэтому наша задача – эти деньги сегодня использовать таким образом, чтобы то, что мы на них сделали, продолжало работать и дальше. Я не смогу финансировать что-то в течение ближайших ста лет. Хорошо, если я проживу еще 3-4 года. Вот давайте за эти 3-4 года сделаем так, чтобы то, что мы на эти деньги соорудим, то, во что мы эти деньги вложим, было бы дееспособным и после того, как финансирование прекратится».

Мне кажется, что это в высшей степени христианский подход к помощи одного человека другому: моя задача – помочь человеку так, чтобы затем он смог обойтись без моей помощи, потому что сколько я буду здесь, сколько я сумею достигнуть за 3-4 года – это никому неизвестно. И вот мне кажется, что не только большие меценаты, но и мы всегда должны думать о том, что надо каким-то образом помочь человеку научиться быть самостоятельным. Если мы вкладываем свой труд в помощь этому человеку, то опять же не для того, чтобы сделать этого человека абсолютно от нас зависимым. И матери часто таким образом воспитывают своих детей, что делают их полностью зависимыми от себя. Задача, наоборот, – вложить максимум труда в своих детей для того, чтобы они стали независимыми, чтобы они смогли обойтись без помощи матери, когда она заболеет или уже даже уйдёт из жизни. Вот это очень важно увидеть – абсолютно два разных подхода в обычной, житейской, жизни. Потому что, сколько я знаю таких семей, где хозяйка дома прикладывала все усилия к тому, чтобы ее близкие были до такой степени от нее зависимы, чтобы они просто наложили на себя руки после ее смерти. Так, в конце концов, и бывает иногда, к сожалению. А другая мать старается, наоборот, научить детей всему, что может она, и также сделать их психологически самостоятельными, хотя, конечно, птенцов выпускать из-под крыла – это достаточно больно, для этого тоже нужно мужество. И это настоящая проблема.

(перед причащением)

Братья и сестры! Не все успели подойти к исповеди. Мы знаем, что может и другой момент быть использован, какой-то более простой, не такой важный, когда священник или настоятель занят и т. д., но у преподобного Серафима получать это благословение было чрезвычайно важно именно в важный момент. И нам с вами тоже бывает очень важно что-то сказать именно в такой важный момент, когда Христос зримо присутствует в храме. Всегда с нами Христос, но вот в эти минуты, когда мы поем «Отче наш» в конце Обедни и перед тем, как начинается причащение, – абсолютно зримо, не просто, а физически Он присутствует среди нас. Я очень хорошо понимаю тех, кто в этот момент хочет что-то сказать. Но помните, что нас всегда намного больше тех, кто успевает высказаться. И слава Богу, что нас больше, потому что именно тем значительна Церковь Христа, что она соединяет людей, что она объединяет нас в одно целое. Сегодня, в Литургии Василия Великого, звучит такая замечательная молитва: «Нас же всех, от единого Хлеба и одной Чаши причащающихся, Господи, благослови!»

Это тоже что-то значит, когда мы все помним о том, что причащаемся от одного Хлеба и одной Чаши. В основу этой молитвы положил святой Василий Великий, как понимаете, слова апостола Павла из 10-й главы Послания к коринфянам, где говорит апостол: «Нас много, но мы одно тело, потому что причащаемся от одного Хлеба».

Пережить это – чрезвычайно важно. Поэтому я повторяю, что я очень понимаю тех, кому так важно подойти на исповедь именно в этот момент. Но помните, что это настолько важно, что надо, если  нас какие-то проблемы не самые кипящие, уступать место тому, у кого они, может быть, на сегодняшний день неразрешимые.

Наверное, не надо искать ответа на какие-то вопросы у человека, потому что Сам Бог Духом Своим Святым войдёт в нас и поможет нам что-то понять, что-то принять, из чего-то вырасти, что-то преодолеть, если только мы раскрываем сердце Ему навстречу. А ведь Литургия и есть такой момент раскрытия сердца вместе с Иисусом, когда Он присутствует вместе с нами здесь зримо и вместе с нами и за нас совершает Свою первосвященническую молитву.