1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Неделя 6-я по Пасхе, о слепом

Литургия (Ин 9: 1–38)

 

Христос воскресе из мертвых! Христос воскресе! «От века не слышано, – говорит исцеленный слепой в сегодняшнем Евангелии, – чтобы кто-то отверз очи слепорожденному». Такого, действительно, не слышано от века. И вот приходит в наш мир наш Господь Иисус Христос именно для того, чтобы отверзать очи слепым, и не просто ослепшим от болезни, а тем, кто никогда не видел.

Мы с вами, братья и сестры, в чем-то очень похожи на этого слепорожденного. И рассказ об этом чуде – это рассказ о нас. Или давайте так скажем: как было бы прекрасно, если бы рассказ об этом чуде был бы рассказом о нас, о том, как нам отверзает очи Господь, о том, как нас делает Христос зрячими, о том, как нам дарует Господь духовное зрение – нам, действительно не видящим в этой жизни очевидные вещи, потому что без Бога, без Христа, без благодати Божьей мы ничего не понимаем, не знаем самых очевидных вещей. Мы часто напоминаем людей, которые находятся в темной комнате, могут ощупать какие-то вещи, но при этом не знают, чтó нарисовано на картинах, которые висят на стенах, чтó написано в книгах, которые лежат на книжных полках или на столах, потому что темно.

И вот приходит Христос, и вдруг вспыхивает в нашей жизни свет, свет, который просвещает всех – Lumen Christi, который делает нас, действительно, новыми людьми. Самое, наверное, страшное, братья и сестры, когда мы с вами принимаем какие-то установления христианства, но не принимаем Христа. Так бывает, что человек начинает поститься, начинает выполнять какие-то другие требования аскетики, а вот Христос в его сердце еще не вошел. Более того, такой человек даже сопротивляется иногда Христу, как эти люди в сегодняшнем Евангелии, которые восклицают: мы знаем, что с Моисеем говорил Бог, а Кто это, откуда Он, мы не знаем. Мы знаем, чтó написано в святых книгах, говорят они, но мы не знаем этого человека и не хотим знать.

И с нами, братья и сестры, ведь тоже такое бывает. Когда мы, я повторяю, принимаем формальные установления церкви, аскетические правила, какие-то традиции, но не можем открыть сердце навстречу Христу, – вот от этого, прежде всего от этого, от такого формально принятого христианства надо просить исцеления. Действительно, наступает момент в жизни каждого, рано или поздно, когда Христос входит в нашу жизнь, в наше сердце, изменяет в нашей жизни всё. И тогда вдруг оказывается, что уходит куда-то зависть, уходит ненависть, раздражение и, прежде всего, уходит куда-то страх. Потому что человек, который живет вне Бога, всегда боится. Это участь человека с древнейших времен, еще с тех времен, когда люди жили в пещерах и одевались в шкуры. Участь такая у человека – бояться: бояться всего – грозы, диких животных, атмосферных явлений и т.д., бояться друг друга. И в нас это осталось, и мы боимся. Боимся будущего, боимся болезней, боимся потерять работу, боимся осложнения отношений с людьми, – много чего мы боимся.

Но вдруг приходит в мир Христос, и всё изменяется, и уходят эти страхи. И оказывается, что, может быть, и сил не так уж много, что, может быть, и другие обстоятельства не так уж складываются в пользу нас, но бояться, оказывается, нечего. Потому что когда Господь с нами, тогда всё в нашей жизни устроено так, что мы уже не боимся. Кто-то подсчитал, что в Библии Бог говорит людям – не бойтесь – 350 с лишним раз, прямо-таки по числу дней в году. Не бойтесь – говорит нам Бог устами Своего Возлюбленного Сына; не бойтесь – говорит нам Бог в грозе. И вот когда входит эта весть в наши сердца, тогда, действительно, можно сказать: «Христос вошел в нашу жизнь, и теперь мы не боимся».

Две недели тому назад в Париже, в Кафедральном соборе Александра Невского на rue Daru были прославлены новые святые – мать Мария (Скобцова), ее ближайший сотрудник отец Дмитрий Клепинин, Илия Фондаминский и сын матери Марии – Юрий (Георгий). Они были прославлены как святые мученики эпохи Второй мировой войны, мученики, которые не боялись, оказавшись в той страшной ситуации оккупированного Парижа. Мать Мария не боялась тайно проникать на Парижский велодром, где был устроен концентрационный лагерь для евреев, и приносить туда еду и воду. Она не боялась делать это, хотя прекрасно понимала, что наступит день, когда ее схватят и саму бросят в концлагерь. А потом, уже в лагере, она не боялась умереть в газовой камере, и других учила не бояться, помогала преодолеть страх. Вот это отсутствие страха у святых – ведь это не признак их особой сверхчеловеческой силы, это не признак их особенного могущества. Многие святые были очень слабыми людьми, слабыми физически и психически, но их глаза раскрыл Христос. Они и были теми слепорожденными, которые исцелены, и это делало их бесстрашными, по тому принципу, который Сам Христос высказал, обращаясь к апостолу Павлу: сила Моя в немощи совершается.

И мы с вами, братья и сестры, будем благодарить Бога за то, что он наделяет нас этой немощью, в которой совершается Его сила. И не будем бояться тех обстоятельств, в которые мы попадаем. Не будем бояться болезней, не будем бояться денежных проблем, не будем бояться других сложных ситуаций. Не потому, что мы такие сильные, не потому, что такова наша психологическая сопротивляемость, но потому, что с нами Христос. И будем говорить: Господи, наш Господи, никогда не оставляй нас, всегда будь с нами, всегда присутствуй в нашей жизни, всегда цари в нашем сердце. Потому что это главное, это самое существенное, это самое важное. И мать Мария, и отец Дмитрий Клепинин, и все остальные мученики и праведники, сколько их ни есть в истории христианства, все они были людьми, в сердце которых воцарился Христос, все они были водимы Богом. И это сделало их такими, какими они были.

Давайте и мы, братья и сестры, стараться никогда не рвать эту связь между нами и Господом. Потому что если будет эта связь в нашей жизни и будет Христос в нашем сердце, то жизнь наша будет другой, потому что мы сами будем другими. Действительно верующего человека отличает то, что в глазах его отражается не только мир с его проблемами (иногда, правда, и с его красотой), – в глазах верующего человека отражается Бог, отражается Христос. И будем нести в себе этот свет, потому что без него, без света Христова нет жизни, есть лишь жалкое существование. И будем помнить, что Господь, распахнувший однажды наши очи, однажды сделавший нас зрячими из слепых, всегда с нами, всегда здесь, всегда среди нас. Только мы, по какой-то нелепости, забываем об этом и порой не чувствуем этого. Отсюда все проблемы. Христос с нами во все дни до скончания века, как Он обещает нам это в последних словах Евангелия от Матфея.

Прислушаемся к нашим сердцам, прислушаемся к тому, чтó говорит Он нам, когда мы молимся. Ведь когда мы молимся, мы произносим слова молитвы, но не хотим услышать, что Он стоит рядом с нами и отвечает на наши слова. Поэтому в молитве очень важны не только слова, в молитве очень важно молчание. Помните, как владыка Антоний говорил не раз своим прихожанам: учитесь молчать в молитве, потому что когда вы всё время говорите, всё время произносите какие-то слова, вы не даете Богу ответить. И вы не можете Его услышать. Поэтому, братья и сестры, будем любить молитвенное молчание, потому что в эти минуты Сам Христос говорит с нами. С нами говорит Тот, Кто отверз наши очи, Тот, кому слепой сказал: «Верую Тебе, Господи», – и поклонился Ему.

Бог вас всех благословит, братья и сестры. Будем все вместе сейчас совершать таинство Евхаристии, совершать таинство Тайной Вечери для того, чтобы не только причащаться Святых Христовых Таин, но быть участниками, Господи, Вечери Твоей Тайной и Твоими учениками.