1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

О единстве и соучастии

Давайте постараемся сейчас без слов принести Богу покаяние за всё дурное, что мы сделали; за то, что не сделали мы то хорошее, что могли. Попросить сил, мудрости и мужества для того, чтобы исправлять то, что можно исправить в нашем собственном характере, в нашем отношении к людям вокруг нас, в каких-то обстоятельствах, над которыми мы властны.

Давайте и об этом попросим, чтобы Господь даровал нам силы, мудрость и мужество. Потому что и то, и другое, и третье будут необходимы. Но когда стараешься, Господь помогает, помогает удивительным образом, только когда стараешься. И, конечно, дорогие сестры и братья, давайте каяться в том, что мы как-то жёстко относимся друг к другу. Да, если по большому счету, то нам всегда есть в чём друг друга упрекнуть, потому что мы все кругом друг перед другом виноваты. Но давайте постараемся относиться друг к другу мягче.

В самом деле, сейчас одна из сестёр спросила, что делать в довольно тяжёлой семейной коллизии. Не знаю как-то не знаю, что сказать, и вдруг говорю: «Всех жалеть». Вот, действительно, наверное, это очень важный какой-то ответ, который вот так от Бога иногда приходит. Действительно, есть ситуации, когда, если очень жёстко сесть на судейское кресло и, рассудив всё правильно и логично, можно увидеть, кто прав и кто виноват, кого надо наказывать и кого надо ставить на место, кого надо «строить», как теперь говорят и т. д. Но тогда это будет всё-таки не христианский подход к жизни.

Всех жалеть! Именно так – всех жалеть. Потому что мы все друг перед другом виноваты. Мы все могли бы делать больше, мы все могли бы быть другими, мы все могли бы друг к другу относиться по-другому, коль скоро это далеко не всегда получается, в большинстве случаев не получается. Наша задача заключается в том, чтобы жалеть. Вот если посмотреть в Евангелии, что делает Христос: Он жалеет, Он всех жалеет. И мы будем стараться в этом подражать нашему Господу и нашему Учителю.

Конечно, совершенно непонятно, в чём человек, в конце концов, может проявиться. Непонятно, наверное, кроме одного. И об этом тоже одна из наших сестёр сегодня замечательно сказала: «Ну и что можно сказать за минуту? Что можно сказать за полминуты? У меня умирала подруга, умерла на днях. Как прекрасно, как замечательно она умирала! Какую стойкость, какую красоту, какую мудрость и мужество она показала!»

Вот, наверное, братья и сестры, дай Бог, нам всем, каждому и каждой, умирать так, когда придётся, чтобы о нас потом кто-то так сказал. Это, действительно, очень важно. И об этом, конечно же, иногда надо задумываться. Потому что по большому счету ведь вообще понять, что мы христиане, понять, что мы верим в Бога, понять, что наша вера – не так какая-то благочестивая игра, а, действительно, главная правда нашего сердца, главная правда нашей жизни, – понять это можно, в общем, в какие-то такие по-настоящему серьёзные, по-настоящему страшные моменты, когда речь идёт именно о жизни и смерти. Не о потере работы, не о каких-то ситуациях, обстоятельствах, когда нам кажется, страшнее не бывает. Знаете, всё оказывается мелочами, всё оказывается чепухой, по сравнению с одним тем, когда человек становится лицом к лицу со смертью, лицом к лицу с вечностью, с бессмертием. Потому что на самом деле именно наше бессмертие и начинается с того момента, когда мы достойно умираем. И это для наших родных, для наших близких, для наших друзей всегда очень важно, всегда чрезвычайно серьёзно.

Я сейчас вспомнил еще одну нашу прихожанку, абсолютно одинокого человека, у которой совсем не было родных. И наши дамы и наши девочки ходили, её опекали и сидели с ней день и ночь уже последние недели. Вы знаете, какая это тоже была удивительная школа веры, какая это была удивительная школа красоты человеческой. Вот когда абсолютно беспомощная, абсолютно больная, неподвижная женщина угасала, сколько красоты увидели в ней все наши прихожанки, начиная с самых старших, опытных, мудрых, кончая девочками шестнадцатилетними. Сколько красоты увидели в ней они! И сколько красоты увидел в ней я как священник, который приходил её исповедовать и причащать в эти дни.

Поэтому, дорогие друзья, и в этом, может быть, прежде всего в этом, мы должны стараться поддерживать друг друга и быть друг с другом рядом. На самом деле в этом же и заключается суть Церкви Христовой, что Господь собрал нас вместе, что мы оказались рядом друг с другом и что мы оказались так нужны друг другу. И вот в этом образе из Евангелия прошлой пятницы, где говорит Господь: «Сколько раз Я хотел собрать вас, как курица под крылья собирает цыплят!» – над самим одним словом собрать можно размышлять бесконечно, потому что в нём содержится какая-то огромная правда.

Давайте подумаем об этом сегодня, дорогие братья и сестры, и подумаем о том, что высоко перед Господом, как говорится в сегодняшнем Евангелии, – совсем не то, что зачастую нам кажется, а что-то несравненно более важное. И вот этим важным, дорогие братья и сестры, мы должны с вами делиться друг с другом. Потому что тогда и начинается вхождение человека в жизнь вечную, тогда и начинается вхождение человека в Вечность и тогда обнаруживается такая потрясающая, абсолютная ценность или бесценность, не знаю как сказать, каждого человеческого "Я", что оказывается, что все мы так нужны друг другу. Все мы, каждый и каждая, до такой степени уникальны, до такой степени необходимы и друг другу, и миру, что даже рассказать об этом нельзя. Но это выясняется в каких-то таких, трудных, обстоятельствах. Это ведь не выясняется широковещательно, через средства массовой информации, а совсем другим образом: в такие поворотные и трудные моменты.

Да хранит, да укрепит вас Господь!

Давайте помолимся, чтобы Господь простил и укрепил нас. И я, недостойный иерей, властью Его, мне данной, прощаю и разрешаю вас от всех грехов ваших во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

                                    

(после причащения)

Дорогие братья и сестры!  В самом деле, действительно очень важно внимательно, как мы сегодня уже с вами говорили, что мы, живые и усопшие наши, составляем какое-то удивительное единство. И вот это только Церковь, только христианство, только Христос сумел показать людям. До Христа это было абсолютно закрытой истиной. И если так искать в Евангелии какие-то удивительные вещи, которые никогда прежде ни в Ветхом Завете, нигде больше не звучали, то это, конечно, слова Иисусовы о том, что Бог не есть Бог мёртвых, но живых, потому что у Бога все живы.

Когда мы с вами по-настоящему научаемся молиться, по-настоящему научаемся, вглядываясь в Евангелие сердцем, отвечать на него молитвой, то обнаруживается, что с нашими ушедшими у нас, действительно, есть удивительная связь, и удивительную помощь мы от них получаем и поддержку.

И действительно, смерть не есть какая-то катастрофа. Это разлука, очень тяжёлая для нас, земных людей. Но связь, которая через веру в Бога между нами, живыми, и нашими усопшими обнаруживается, она оказывается больше.  Эта связь оказывается больше. И эта связь в очень трудные моменты жизни нам помогает, и она нас выводит из тупиков.  Вот это тоже очень важно понимать, тоже очень важно оценивать. И если мы сейчас задумаемся, то каждый из собственного опыта вспомнит, какую мы многократно получаем поддержку от наших усопших и как они нас берегут, и как они за нас молятся  Знаете, я даже могу про себя вам сказать, что в течение этих последних дней, когда мне было, ну, совсем худо, еле живой я должен был всякие дела делать, и вдруг я получаю совершенно удивительную поддержку. Как бы письмо, что называется, пришло от Дмитрия Сергеевича Лихачева. Вот, как всегда, как всегда, когда совсем плохо, вот Дмитрий Сергеевич, которого принято ругать за то, что он не церковный человек был, как всегда, он вдруг такой своей изящной фигурой появляется и что-то делает совершенно замечательное. Ну, вот не могу с вами этим не поделиться.

Вот, дорогие друзья, давайте молиться друг о друге и друг друга поддерживать и помнить, что церковь – это вот то удивительное единство нас всех, где нет, действительно, различения, где все мы удивительным образом друг друга держим.

Я сегодня сначала, было, обрадовался, что многие из наших старших думали, что меня сегодня не будет, но оказалось, что они откуда-то узнали (смеётся!), что я сегодня буду (смех). Обрадовался, потому что дико скользко было, как все вы знаете, с утра. Я уж не знаю, как все вы добрались. Потому что я как-то так танцуя на красных лапах, как гусь, «задумав плыть по лону вод, ступает бережно на  лёд». Ну, все живы, Слава Богу.

Бог вас благословит!