1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

О важности исповеди

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие братья и сестры, я хочу сказать несколько слов об исповеди, о том, до какой степени важна, до какой степени необходима настоящая исповедь. О том, что, на самом деле, когда мы не исповедуемся, то самое главное в нашей вере исчезает. Остаётся одна только форма, остаётся одна только оболочка.

Надо сказать, что для священника нет, наверное, большей радости или одна из больших радостей у священника именно как пастыря бывает такой, я бы сказал, почти ненавидящий взгляд твоего прихожанина, когда у тебя не хватает времени выслушать его на исповеди. Вот за этот взгляд, на самом деле, многое можно отдать. Потому что это значит, что человеку необходимо сказать, необходимо не просто сказать что-то Богу, но сказать Богу именно через священника в тех условиях, когда приход маленький. Я помню, я спросил одного своего американского друга, сколько у него человек в приходе. И он сказал: много – почти 90. Вот понятно, когда такой приход, тогда, действительно, есть возможность, если не каждый день, то во всяком случае каждую неделю выслушивать всех. Когда же приход такой большой, как наш, такой возможности чисто физически нет. Но вот на самом деле, когда вы здесь стоите, когда вы, действительно, очень ждёте исповеди, когда кто-то из вас один у всех остальных отнимает 20 минут или полчаса, и все остальные страшно на этого одного сердятся, негодуют, может быть, готовы даже растерзать его, на самом деле, это очень важно, понимаете.

Но так вот получается, что сегодня кто-то один из нас, завтра другой, послезавтра третий и т. д. Мы все вместе сказать всё в течение одной службы с вами не можем. Вот такова ситуация. Тем более, пока я болею, я почти не бываю в субботу вечером или просто не бываю. И, естественно, накопились проблемы, накопилась необходимость высказаться, эти проблемы обсудить, посоветоваться и т. д. Разумеется, что я далеко не во всех случаях могу дать советы. Но, тем не менее, я бесконечно ценю, дорогие братья и сестры, ваше желание спросить этого совета, ваше желание обсудить какие-то проблемы, связанные с работой, с отношениями с близкими и друзьями, со здоровьем и т.д. Да, наверное, в 95 % случаев я ничего не могу сказать в ответ на то, что вы спрашиваете. Но, с другой стороны, я повторяю, что это абсолютно необходимый какой-то компонент. Вот это и есть тот цемент, который соединяет христиан в одно единое целое. И на самом деле – никакие дружеские отношения, никакие застолья, никакие разговоры по душам и т. д. Вы знаете, люди любят говорить, что как хорошо посидеть за рюмочкой вина или за чашкой чаю и ещё что-то такое, поговорить и всё прочее. Ничто вот это никогда не заменит разговора со священником или разговора священника с прихожанами во время исповеди. Я это вам говорю уже всё-таки на основании многолетнего, сорокалетнего опыта и прихожанина, и многолетнего опыта человека, который всё-таки выслушивает вашу исповедь, может быть, плохо, но выслушивает. Так вот, понимаете, это чрезвычайно важный момент в нашей духовной жизни, который, действительно, ничем невозможно заменить. И поэтому, дорогие друзья, я вас и благодарю за то, что вы так меня ждёте, и прошу у вас прощения за то, что я далеко не всегда могу выслушать вас так, как это следует. Конечно же, мне надо было бы с каждым и с каждой говорить, 20-15 минут, ну, в крайнем случае, 10, но получается полминуты, две минуты, я не знаю, одна десятая минуты и какие-то доли секунды. Но на самом деле даже в эти мгновения что-то получается сказать, если у нас есть такое желание. Ведь так иногда бывает – желания такого нет. И вот, я повторяю, что это ужасно. Потому что это, действительно, какой-то духовный паралич, когда вот нет такого желания. Когда человек срывает с головы епитрахиль и говорит: нет, я ещё хочу сказать, нет, подождите, я ещё не все сказала, – вот это, действительно, что-то очень важное, хотя понятно, что и священник начинает сердиться, и другие прихожане начинают негодовать. Потому что время, время, время! Но, повторяю, что вот это, действительно, тот духовный контакт, который очень нужен нам всем. Потому что он, действительно, как цемент, нас соединяет в одно единое целое. И, стоя перед крестом Иисусовым, возвращаясь к сегодняшнему Евангелию, в котором речь шла о смерти Его на кресте, конечно, понимаешь, как важна эта связанность наша друг с другом, как очень важно, чтобы любая христианская община шла теми же путями, которыми шла община апостолов, когда соединялись люди в любви друг к другу, и любовь к Богу, любовь ко Христу выражали именно в этой преданности друг к другу, в этом надёжном отношении друг к другу. Эта надёжность – это не значит, что мы пытаемся людей переделать, это не значит, что мы всех по своей мерке как-то пытаемся выровнять, – эта надёжность, прежде всего, определяется той мерой нужности нашей друг другу, которая, конечно же, открывается нам в лучшие минуты нашей жизни.

Вот давайте подумаем сейчас об этом. И тех, кто ждал меня здесь, я так предельно выслушаю, поскольку мне ещё, братья и сестры дорогие, простите, но сегодня улетать ещё, поэтому времени не так много. А до этого ещё венчание, панихида и крестины. Там сверх крестины, потому что очень много людей.

Вот, имея все это в виду, такое напряжённое расписание, я вас очень кратко, но всех, кто ждал меня здесь, я всех буквально в течение полминуты, но выслушаю.

Бог благословит!