1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Притча о сеятеле

(Лк, 8: 5-15)

 

С праздничным  днём поздравляю, дорогие братья и сестры!

В сегодняшней притче о сеятеле говорилось о том, что сеятель сеет слово Божие. Господь, когда Он сеет слово Божие в наши сердца, напоминает сеятеля на поле, который трудится с раннего утра до вечера, вкладывая все свои силы в эту работу, в эту пахоту, в само дело сеяния. Но одно падает при дороге, прилетают птицы и уносят. Другое на каменистой почве, а третье – на доброй земле. И вот мы всегда начинаем с вами решать: я – кто же? Это тот, у кого падает при дороге: сначала всё хорошо, а потом птицы уносят; заботы и всё остальное в жизни заслоняют слово Божье от нас? Или я – это всё-таки добрая земля? Или, может быть, я – это  та земля, где мало почвы и где семя сначала всходит, потому что мы сначала слово Божье принимаем с радостью, а потом, во времена испытаний, в какие-то сложные моменты жизни вдруг забываем о Боге. И тогда, как раз когда нам больше всего нужна помощь Божья, тогда мы почему-то забываем о том, что она нам уже дана. Вы знаете, иногда бывает так, что человек приходит после долгого перерыва, и оказывается, что у него были какие-то проблемы, какие-то испытания, какие-то сложности в жизни. И поэтому он полгода или больше не был в церкви. Но, братья и сестры, дорогие, как раз в сложные моменты жизни, когда нам трудно, надо бежать в церковь со всех ног. И уже не страшно, читали мы правило, готовились мы к исповеди или не готовились, прочитали мы молитвы перед Святым причащением или нет. Это уже не играет никакой роли, если мы больны или кто-то болен, если какие-то испытания, если всё в душе смешалось, если не знаешь, что делать. Как мне рассказывала одна дама былых времен, как действительно в сложный момент, у нее был обыск по поводу того, что она не только хранила, но размножала, печатала на машинке религиозную литературу. Был обыск, книги отобрали. Чуть не 12 часов кэгэбешники провели у неё в квартире. Хотя, ну что же она делала, пожилая дама, лет 75 тогда? Она, сидя за машинкой, переписывала книги отца Александра и других авторов, а иногда просто акафисты, Священное Писание и что-то такое, потому что ничего же не было тогда. Вот провели этот обыск, и она говорит, что я, когда они закончили, в чём была, чуть ли не в ночной рубашке, поверх которой был надет халат, накинула на себя пальто и побежала в ближайшую церковь. Это был храм Николы в Хамовниках, и там тогда служил отец Владимир Диваков, теперешний управляющий делами Московской патриархии, большой человек. И вот он, отец Владимир, когда она к нему подошла к исповеди и сказала, что вот у меня такая история, я только прибежала, а уже пели «Отче наш», он накрыл её епитрахилью и сказал: «Идите быстро, Анфиса Александровна, быстро идите причащайтесь».

Так вот, когда у нас испытания какие-то, то, конечно, первым делом надо со всех ног бежать в церковь. Если сил нет, действительно, всегда можно, в конце концов придти к «Отче наш», когда совсем нет сил, потому что всегда поймёт священник, но главное, что всегда поймёт и услышит Христос.

И вот мы решаем, какая же земля. А на самом деле, в нас, во всех без исключения, есть и то, и другое, и третье. И доброй земли в нас сколько угодно, и вот этих вот мест, где сеется при дороге, в нас тоже очень много, в каждом и каждой. И наша задача всё-таки заключается в том, чтобы, чем дольше мы живём, тем больше становилось в нас плодородной земли, всё больше и больше. Вы знаете, никто из нас не знает, когда наш час, сколько мы проживём, 93 или 94 года, вот как некоторым дает Господь. Вот у нас с Соней и с Людой была такая ближайшая наша подруга, инокиня, с которой мы очень дружили и были внутренне близки. Вот ей дал Господь прожить 90 с лишним лет. А кому-то 16, а кому-то всего 8 или 9 лет, как моим детям в больнице. А кому-то даётся 50, или 60, или 70 – каждому своё. И поэтому мы с вами ни в коем случае, конечно, не должны рассуждать! Помню я, как-то ехал в один деревенский храм на автобусе. Служили Обедню, там прекрасный праздник. Конечно, одни старушки. После этого, а это было 30 лет назад, после этого едем на том же автобусе обратно на станцию железной дороги. И входит такая цветущая женщина, но уже не первой молодости, лет 55-60. Входит с какими-то сумками, такая цветущая тётка. И вот ей говорят бабульки: «А что же ты, Полина, не была в церкви?» Она говорит: «Я ещё не старая (смех), вот состарюсь, тогда пойду». Так рассуждали раньше. Разумеется, что так, напрямую, сейчас не рассуждает никто. Но как-то в скрытой форме мы рассуждаем примерно так же, потому что мы часто мы что-то главное откладываем на потом. А мы ведь никогда не знаем, будет это потом или его не будет.

Вот давайте и об этом тоже подумаем, дорогие братья и сестры. И поэтому будем стараться, чтобы с каждым днём нашей жизни в нас становилось больше доброй земли, потому что эта добрая земля в наших сердцах, эта добрая земля в глубинах нашего «я», она ведь нужна не только нам. Если бы только нам она была нужна, то ладно, в конце концов, это было бы не так страшно. Она нужна людям, которые нас окружают, нашим близким, нашим родным, нашим коллегам по работе, нашим соседям, нашим друзьям, тем людям, которых мы, может быть, сегодня не знаем, а которые нам завтра встретятся. Эта добрая земля в нашем сердце, она удивительно нужна, потому что только потому и приходят люди к Богу, что у них есть какое-то свидетельство того, что верующие люди, они всё-таки что-то доброе в себе несут. А это что-то доброе – вот та добрая земля, которой в нас так мало, которую мы должны умножать в себе. И прежде всего, повторяю, это какая-то огромная ответственность наша, ответственность верующих людей перед теми, кто нас окружает, и перед теми, кто может встретиться, быть может, совершенно случайно встретиться на нашем пути. Вот об этом тоже всегда надо помнить.

Бог вас всех благословит, дорогие братья и сестры!