1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Призывает нас Господь быть малыми

С праздничным днем поздравляю вас, дорогие братья и сестры! Да хранит, да укрепит, да благословит вас Господь!

В сегодняшнем Евангелии, в удивительном, замечательном евангельском чтении, которое взято из Евангелия от Марка, призывает нас Господь, наш Иисус Христос, быть малыми. Если ты хочешь что-то сделать, если ты хочешь, чтобы тебя услышали, если ты хочешь, чтобы твое дело что-то возымело, будь малым, говорит Христос.

И это очень важные слова, которые мы так часто не слышим. Поэтому давайте прислушаемся к ним сегодня – действительно, в такое странное, поворотное, время, когда кончается одно и начинается другое тысячелетие. Как-то очень трудно осмыслить, это трудно принять в себя. Но это, действительно, так. Поэтому, дорогие братья и сестры, давайте попробуем быть малыми, попробуем пойти по этой дороге сейчас и услышим то, что говорит нам Христос о том, как важно принимать тех, кто мал. «Кто примет одного из таких детей во имя Моё – Меня принимает, – говорит Иисус, – а кто принимает Меня, принимает пославшего Меня Отца».

Сейчас, в предновогодние, в предрождественские дни, это очень хорошо видно, как люди стараются принять тех, кто мал, принять тех, о ком говорит Иисус в сегодняшнем Евангелии. Знаете, тут попросили нас подарки сделать для одного приюта. Я был вчера в одном из центральных московских отелей, где они принимали детей. Сначала я думал, что это было решение какого-нибудь генерального менеджера, выделили деньги. Вы сами понимаете, что в роскошных пятизвёздочных московских отелях очень много денег, и что это было решение администрации – устроить такой предновогодний обед для детей из одного подмосковного приюта. Но потом оказалось, что это было решение просто вот тех мальчиков и девочек 20-22-х лет, которые там работают, которые скинулись и сняли для них зал на два часа и устроили для них обед. Для меня это было потрясающее совершенно открытие. Мне даже не очень хотелось туда идти. Думаю, ну что я там такое, у них настолько много денег в этой структуре, ну что им там накормить детей из приюта?! Но вдруг оказалось, что к этим вот большим деньгам это не имеет никакого отношения. Значит, эти сотрудники, ну, понятно, что у них там приличная зарплата, но всё равно банкетный зал на два часа стоит чрезвычайно дорого, и вся эта еда там ресторанная, вы сами понимаете, пятизвёздочный отель тоже стоит чрезвычайно дорого. Так вот они скинулись и устроили этот обед для детей из приюта. Это, конечно, действительно, поразительно. То есть вот как раскрываются сердца людей, как вот сейчас, в эти дни, приходили самые разные, самые неожиданные люди, на подарки детям приносили, понимаете. А когда в больнице 700 человек, то для того, чтобы мало-мальски что-то подарить к Новому году, 2000 долларов нужно. Это не так уж мало. Вообще на самом деле, я когда подсчитал эту сумму, эта была первая сумма, которую я вообще подсчитал (смех).  Выделяются деньги, выделяет кто-то помимо нас, и Слава Богу. Потом мне говорит Галич Алина, которая занимается этим, что там семь тысяч, или восемь, или девять тысяч долларов прошло за полтора дня. Ну, ладно, как-то это забывается. Но когда вот я подсчитал, что на одни только подарки, не на антибиотики, которые в десять раз дороже, а на одни только подарки нужно 2000, тут я подумал: а ведь сколько же люди помогают! Понимаете, через сайт, например, больничный. Хотя там позаботились разного рода политические аналитики, или, как их называют, политические технологи, чтобы спаммеры нашего сайта «Помогите детям» исчезли с новостных сайтов. Ну, есть такие люди, которые этим занимаются. Но, тем не менее, ведь приходят совершенно незнакомые люди, или звонят, или присылают электронные письма и спрашивают, на какой счёт перевести или кому передать. Причём, вы знаете, что самое замечательное, что это всё идет, вот основная масса этих денег, помимо нас. Мы не контролируем их, мы не имеем поэтому  бухгалтерии, она не нужна нам. Потому что они прямо переводят куда-то там на фирму, где продаются лекарства, которая занимается импортом медикаментов, или на фирму, которая занимается импортом аппаратуры, и т. д. И потом привозят в больницу ящик с лекарствами или привозят в больницу какой-то аппарат. Вот оказывается, сработал этот механизм, совершенно потрясающий. Так вот, понимаете, сердца человеческие раскрываются как-то неожиданным образом. И это не какая-то организованная благотворительность, не какой-то такой вид Досаафа (смех). Только тогда там помогали армии и флоту, а теперь больницам или детским домам. Нет, это ничего общего не имеет вот с таким сбором взносов или ещё чем-то таким. Это идет, действительно, от конкретных живых людей. И это поражает, это, действительно, удивительно и это делает то настроение, ту атмосферу, в которой мы живем, действительно, предрождественской, действительно, новогодней, действительно, достойной того, что мы входим в третье тысячелетие.

Я вернусь к тому, что вот эти барышни и молодые люди, которые работают в  очень престижном отеле, оказывается, они просто скинулись и устроили этот праздник. Мне было на них смотреть удивительно приятно. Потому что это, конечно, совсем нового поколения люди. Ну, люди, в чём-то на нас очень не похожие. Но, вместе с тем, люди, которым хочется протянуть обе руки навстречу, понимаете? Конечно, ради них мы должны трудиться, мы должны и что-то то лучшее, что мы можем передать, не худшее, чего у нас очень много, наших недостатков, нашей раздражительности, нашего уныния, нашего неумения справиться с проблемами, нашего неумения в нужный момент взять себя в руки – этого у нас очень много, но вот то лучшее, что всё-таки нам передали наши родители и деды, что всё-таки как-то мы сумели стяжать. Вот что передать, конечно же, очень важно, конечно же, абсолютно необходимо, понимаете.

И, конечно, я вчера как-то, на самом деле, расстроился, что они, вот такие замечательные мальчики и девочки, – им что-то надо было такое сказать особенное, что я, наверное, не мог сказать. Ну, вот если бы митрополит Антоний, вот если бы какой-то такой человек, как я сказал одной из прихожанок лондонского храма. Я говорю: ну, всё-таки безобразие, что митрополит не в рясе, а каком-то застиранном подряснике ходит. И она вдруг с восторгом добавила: «И с пятнами! И с пятнами!» – сказала она. Так вот, понимаете, если бы туда митрополита Антония, вот это я понимаю! Им, вот этим людям, ну, нужно что-то такое, что-то по-настоящему подлинное, самое настоящее. Поэтому вот то немногое, что есть в нас настоящее, в ком меньше, в ком больше, давайте всё-таки дарить этим новым поколениям людей для того, чтобы мы могли потом сказать: ну, что могли, то сделали.

Бог вас благословит!