1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Прорастая через старое

(Литургия, Мк 13: 1-8)

Сие начало болезням рождения, говорит Иисус, рассказывая нам о том, как будут войны и слухи о войнах, и восстанет народ на народ, и царство на царство, и будут землетрясения и какие-то другие страшные события.

"Сие начало болезням рождения…", как говорится в греческом Евангелии. И это очень важно помнить, что это не начало конца, не начало всеобщего крушения, как иногда кажется людям, когда мы смотрим новости по телевидению. Афганистан, взрывы, еще где-то и другое происходит. Надо помнить, что среди всего этого, среди ужаса истории, а история всегда такова, что она в любое поколение, в любой эпохе приносит какие-то страшные новости. Только раньше, когда не было средств массовой информации, об этих новостях далеко не сразу узнавали.

Так вот опыт показывает, что первым таким ужасным событием, которое Европа пережила в течение одной недели, когда, действительно, все узнали о нем, было землетрясение в Лиссабоне в 1755 году. До этого как-то не было таких событий, о которых узнавали сразу. Обо всем узнавали потом, потому что не было радио, не было телеграфа. Газеты, если издавались в каком-то городе, то они через год доходили в другие города и т. д. А вот это событие в середине XVIII века сразу стало известно по всей Европе и всех очень напугало. У многих людей начался страшный духовный кризис после землетрясения в Лиссабоне – что же это происходит, где же Бог, если вот так вот, в день всех святых, когда столько людей было в церкви, когда все молились, тысячи людей погибли?! И вот теперь каждый день своего рода землетрясения в Лиссабоне происходят. Каждый день приносит нам какие-то сложные новости, которые не хочется принимать. Многие говорят: я не слушаю радио, не смотрю телевидение, я не читаю газеты, потому что уж слишком это для меня тяжело.

Надо помнить, что весь этот ужас истории – это "начало болезням рождения", это начало чего-то нового. Как мучительно рождается на свет младенец, так же мучительно рождается новое. Но мы это новое, в общем, все время вокруг себя видим. Если оценить, что плохого, а что хорошего, то мы все время видим, как у плохого или во времена плохого рождается хорошее. Только мы не умеем, очень часто не умеем это хорошее замечать, не умеем Бога благодарить за это хорошее, что рождается. Нам кажется, что, в общем-то, его нет. К этому так все привыкают, что кажется, что его нет.

Я слышал по радио, как спросили у какой-то, там викторина была, спросили у какой-то дамы, ну не девочки 15 лет – она даже смутилась и говорит: да нет, мне много лет, – как раньше назывался День защитника отечества. И эта дама говорит – не знаю. Не знаю – и все! А еще 10 лет назад, как известно, он был Днем Красной Армии или Советской Армии. И воспринимают этот праздник как, действительно, какой-то день защитника чего-то, хотя понятно, что это день, когда сплотилась эта красная банда, которая потом будет всех расстреливать, вешать, казнить и т. д. Ведь ясное дело, если бы у нас была власть не такая дрожащая, как у нас сейчас, а смелая, она бы давно как 7 ноября, так и 23 февраля просто-напросто запретила, как в Германии запрещены все дни, связанные с деятельностью нацистской партии. Так и тут было бы все просто-напросто запрещено. Ну, какой  это праздник?! Это не праздник, это ужасный день! Или я даже так говорю: ну, что же тут праздновать? Если мы канонизировали царя Николая II, если мы почитаем его как святого, то как мы можем праздновать день, когда эта красная банда объединилась против в то время еще живого царя. И в конце концов, это привело к его смерти. Даже как-то не логично все получается, понимаете. Но вот, тем не менее, мы уже забыли о том, что когда-то запрещали в церковь людям ходить. Ну в Москве много церквей, много народу, можно было как-то раствориться и т. д. И то, я помню, как меня вызвала моя лектриса в Инязе в кабинет и шепотом на ухо мне сказала: "Очень прошу Вас, поскольку Вы мне нужны, не ходить в церковь в Москве. Куда-нибудь уезжайте в деревню подальше". Вот это был ее совет, так что, значит, она какие-то доносы уничтожала. Ну это, в общем, человек, хотя она, конечно, была партийная тетка, иначе ее назовешь. Но человек в личном плане очень приличный. А ведь сколько людей пострадало, а сколько людей не могли ходить в церковь, особенно в провинции. Один раз зайдет на время похорон в церковь и все: начинались проработки и т. д. А сколько церквей было закрыто, а сколько церквей было взорвано и разрушено! Но как-то люди об этом забыли совершенно. Говорят даже, что все верующие и неверующие в советское время единым фронтом строили новое общество. Ну как так можно говорить?! Конечно, одни строили, другие сидели. Одни строили метро и самолеты, потом их сажали и расстреливали. А третьи даже как-то умудрялись, даже находясь в заключении, строить, принимать участие, считаясь одновременно государственными преступниками. Вот это вообще в мое сознание не укладывается, как это может быть такое: Андрей Николаевич Туполев и многие другие. Знаете на Яузе туполевское КБ? Они сидели в тюрьме и одновременно разрабатывали новую военную технику. Совершенно какие-то такие сказочные вещи, которые сказочными кажутся теперь. Тем более что находятся такие мудрецы, которые говорят, что не надо, чтобы об этом дети знали: пусть дети знают хорошее. Это, конечно, очень важно, чтобы дети знали хорошее, но если дети не будут знать плохого, то плохое непременно повторится. Если дети не будут знать плохого, то им будет казаться, что плохо – это когда можно купить хлеб, но нельзя купить торта, потому что иначе не хватит до зарплаты. Им кажется, что это плохо, понимаете. А когда вообще умирали на Волге тысячи людей, когда страшно эту хронику 1920-х годов смотреть – чудовищного голода, чудовищной нищеты и т. д. Интереснее сравнить с тем, что было. Если вспомнить, как был брошен Питер во время войны: сейчас все больше и больше документов открывается, согласно которым ясно, что город был брошен, что могла быть совершенно по-другому развернута военная операция вокруг Питера, как люди умирали миллионами. И что же: вот мы это как-то уже забыли? У нас все как-то спущено на тормозах. Мы должны с вами помнить что-то хорошее, и тогда, действительно, сегодняшний день кажется нам каким-то очень трудным, очень мрачным. Сегодняшний день нам кажется днем каких-то невероятных испытаний по одной только простой причине, потому что о том, что было, забыли!

Надо помнить, что в трудном всегда рождается новое и через трудное, вместе с нами и больше всех страдая вместе с нами, проходит Христос. Надо почитать потрясающие записки людей в катакомбах, в лагерях, в тюрьмах, как они чувствовали Божие присутствие рядом, как они жили не потому, что там им давали два раза в день миску баланды, а жили потому, что чувствовали Божие присутствие рядом с ними. Потому что они чувствовали, что тут Христос, что рядом Христос, что ведет Он их по жизни. Ведь сколько святых, прославленных и не прославленных, нам дал ХХ век именно потому, что в эти трудные годы, в эти трудные десятилетия находились такие люди, которые о Боге не забывали, в Боге жили, которые какие-то удивительные вещи писали, как музыканты, поэты, ученые, историки философы. Один написал книгу и за это был тут же арестован, брошен в тюрьму, стал слепым. Другой написал какие-нибудь чудные вещи в смысле музыкальном. И то же самое: они нигде не исполнялись, никому не были известны. Вот так была вся жизнь, а люди жили, люди жили и творили. Люди в Боге жили, понимаете?

И вот эти трудные времена всегда переживаются людьми, когда мы чувствуем, что за ними непременно наступает новое, из них непременно рождается новое. Но вот наша беда заключается в том, что новое – оно не приходит приметным образом, не приходит сразу, не наступает, как какой-то день недели или календаря, оно как-то прорастает сквозь старое, и далеко не всегда можно сразу ростки нового увидеть и почувствовать, потому что они прорастают сквозь старое. Поэтому давайте молиться, чтобы дал нам Господь мудрость и силу видеть новое, пока оно еще почти  незаметно, видеть новое, пока оно еще совсем слабое, совсем юное, совсем незащищенное. Потому что, чем раньше мы его увидим, тем больше мы сможем сделать вместе с Богом, трудясь с Богом, будучи Его соработниками и не делая ничего против. А ведь очень часто мы именно потому нового не видим, что становимся богопротивниками.

Вот давайте об этом подумаем, дорогие братья и сестры. Да хранит, да укрепит, да благословит вас Господь!

С праздничным днем поздравляю вас, дорогие братья и сестры! С миром изыдем.