1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Прорываться к свету

Дорогие братья и сестры, сейчас мы будем с вами причащаться Святых Христовых Тайн. Сейчас мы будем подходить к Святой Чаше, соединяясь в этот момент уже не просто духовно, но и физически в одно единое целое и с Господом нашим, Иисусом Христом, и со всею Его Церковью, и со всеми праведниками, и со всеми верующими во Христа, с теми, кто причащались и кто причащается Святых Христовых Тайн. Евхаристия соединяет нас в одно единое целое – нас таких разных, таких друг на друга не похожих и зачастую просто ничего не знающих друг о друге; нас – и тех, кто жил тысячу и тысячу пятьсот лет назад; нас, кто живёт в Москве, кто живёт по всей России, и в других странах, и на других континентах, – всех нас соединяет Христос в таинстве Евхаристии в одно единое целое. Евхаристия – это победа над временем и над пространством. Евхаристия – это торжество Христово, это торжество церкви, это всегда всемирное событие в жизни человечества. И вместе с тем, и в то же самое время – это всего лишь милая семейная трапеза, когда Христос собирает вокруг Себя всего лишь несколько Своих учеников и нас среди них. И в этом парадокс, великий парадокс христианства, что в одно и то же самое время это всемирное событие, самое большое событие в жизни человечества и всего лишь малая семейная трапеза, совершающаяся в малой горнице. Вот это почувствовать, вот это понять очень важно: эти оба измерения таинства Евхаристии принять в своё сердце.

Но мы с вами, братья и сестры, разве мы готовы к тому, чтобы участвовать в этом таинстве? Разве мы готовы к тому, чтобы приступить к Святым Тайнам, к тому, чтобы соединиться в одно целое со Христом и Его церковью? Нет, конечно, мы не готовы, никто из нас! Мы не готовы и мы недостойны, и это надо понять раз и навсегда. Но Христос, вопреки этому, созывает нас всех словами: «Примите, ядите, сие есть Тело Мое и Пиийе от нея вси», – говорит Он, подавая нам Чашу руками священника. «Пийте от нея вси, Сия есть Кровь Моя Нового Завета, которая проливается за вас и за многих во оставление грехов»..

Во оставление грехов приходим мы причащаться Святых Христовых Тайн и приносим наши сюда наши слабости, нашу нечестность, нашу злобу, наши страхи, наши разного рода мании и то другое, дурное, что мы сделали, и что мы подумали, и что носим в сердце злое, дурное, капризное и т. д. И сюда же мы приносим то доброе, что мы могли бы сделать, но что, увы, не сделали. Приносим и просим: Господи, сделай нас другими, дай нам сил, дай нам мудрости, дай нам мужества, дай нам быть не такими, какие мы сегодня, но такими, какими хочется нам быть в лучшие минуты нашей жизни. В те лучшие минуты, когда мы чувствуем Твое присутствие среди нас, в те лучшие минуты, когда мы понимаем, что слова, которые звучали сегодня во время чтения Евангелия о том, что блаженны нищие духом, ибо они есть те, кому дано Царствие Небесное, о том, что блаженны плачущие, ибо они утешатся, и чистые сердцем, ибо они Бога узрят, что эти слова, они сказаны не только для нас, они сказаны о нас, что нам с вами необходимо дорасти до того, чтобы они были о нас сказаны, к нам применимы. Это очень важно понять, это очень важно почувствовать, это очень важно пережить.

Может быть, вы обратили внимание ещё на то, что в сегодняшнем Евангелии дважды повторяется слово абие. По-славянски – абие, по-гречески – эуфеос, а на русском языке это означает – тотчас, сразу же. Так вот, как только позвал Иисус апостолов Петра и Андрея, а затем Иакова и Иоанна, и первые, и вторые тотчас, абие, эуфеос, оставивши всё, пошли за своим Учителем. Действительно, обращение наше к Богу происходит мгновенно. Это какая-то вспышка мгновенная, удивительная вспышка, на которую мы тотчас отвечаем и тотчас становимся Его учениками. А что потом? А что дальше? А дальше мы опять начинаем делать всякие глупости, а зачастую и гадости. Мы снова начинаем лениться, мы снова начинаем злобствовать, мы снова начинаем бояться. И вот эта вот встреча, она разменивается на какую-то мутность нашей жизни. И, наверное, тем отличаются от нас святые, а я напоминаю вам, что сегодня мы празднуем память Всех святых, просиявших в земле Российской, – тем, наверное, отличаются от нас святые, что в них мутность жизни не побеждает, а, наоборот, вот это сразу же становится главным содержанием их жизни. Они, как самолёт, когда поднимается в воздух и проходит сквозь облака, в какой-то момент он вырывается из этого мрака, из туч, из этой ваты вязкой, через которую он идет сначала, – вырывается в абсолютно голубое небо, где только солнце сияет. И нету никакой другой тени кроме солнечного света, который пронизывает всю эту голубую твердь, все это голубое пространство. Вот так и святые, они прорываются сквозь морось жизни. Только одни это делают в юности, другие в зрелом возрасте. Но есть ведь и те, кто сподобились святости, кто достигли этого в глубокой старости. А есть и такие, которые начали свой подвиг уже не юными людьми. Поэтому надо помнить, что это дорога для всех, что это не только дорога для избранных, не только дорога для тех, кого потом напишут на иконах. Нет, это путь, который открыт для всех. Это путь, к которому призывает Господь всех, это то Божие благословение, которое пролито на каждого и каждую из нас. Конечно же, всё это значит одно, что все мы должны стараться, что все мы должны прилагать силы к тому, чтобы прорываться через этот мрак, вырываться из этой вязкой массы, напоминающей облака, к солнечному свету, к свету того солнца правды, которое мы воспеваем, когда говорим: Кланятеся Тебе, Солнцу правды, и ведете Тебя с высоты Востока.

Вот давайте подумаем об этом тоже сегодня, подумаем о том, что опыт святых для того нам дан, чтобы мы с вами пытались и свой личный опыт сообразовывать с тем, что они открыли своим путём. Потому что, братья и сестры, ведь задача не в том только, чтобы ставить перед иконами святых угодников свечи, не в том только, чтобы молиться им и читать акафисты…, но в том, чтобы подражать их вере, как прямо говорится в Послании к евреям: «Подражайте вере их». А для того, чтобы вере их подражать, для этого, конечно, очень важно изучать их жизнь, молитвенно вдумываться в их опыт. И, слава Богу, у нас есть и мемуарные документы, у нас есть и автобиографии, записки святых, как, например, записки владыки Луки Войно-Ясенецкого. У нас есть записки о святых, оставленные очевидцами, дневники тех людей, которые были  рядом. У нас есть письма святых. У нас есть огромные за последние века замечательные материалы, отталкиваясь от которых, вчитываясь в которые, мы с вами, действительно можем сделать какой-то большой духовный прорыв. Но всё-таки, когда мы всматриваемся в опыт святых, важнее всего, я об этом уже вчера вечером сказал, но повторю сегодня, потому что далеко не все, естественно, были вчера вечером: важнее всего всматриваться в то, а как святые и праведники читали Слово Божие, как они принимали Евангелие в свое сердце. И это нам тоже дают возможность понять все эти документы, которые дошли до нас. Только имейте в виду, что я говорю сейчас не о какой-то научной работе над этими текстами, но о работе именно духовной, о том, чтобы эти тексты, эти документы, эти свидетельства брать в сердце и сердцем принимать, и сквозь сердце пропускать, как они молились и как читали Евангелие. Вот если мы это начнем понимать, если мы к этому сумеем прикоснуться, то это нам даст чрезвычайно много, потому что мы сможем свой собственный опыт чтения Евангелия как-то выстроить сообразно той помощи, которую подают нам святые. И это очень важно помнить, что ведь святые, они не сами по себе, что святые, они ценны не чем-то таким, что они совершенны, но той верностью, которую они проявили. Понимаете, какой-нибудь художник или выступающий на эстрадах мира певец значим своим голосом, или своими текстами, своей музыкой и т.д. Святые значимы Христом. Святые именно в том смысле бесценны, что они показывают нам путь и в какой-то момент сами исчезают с этого пути. Показывают нам дорогу, но в какой-то момент уходят в тень. Потому что они ведут нас ко Христу, потому что они ведут нас к Богу. Именно их задача заключается в том, чтобы к себе привлекать. Не в том, чтобы на себя обратить внимание, как там у какого-нибудь Майкла Джексона, но обратить внимание на эту правду Христову, которую нам Он Сам дает, Господь наш, –этот удивительный подвиг смирения каждого святого и каждой святой. И вот этому смирению нам тоже очень важно учиться, потому что задача наша – помочь другому прийти к Господу и самому прийти к Господу. Задача заключается не в том, чтобы стяжать какую-то славу, но в том, чтобы слава Божия заполнила мне сердце, заполнила сердца других и чтобы слава Божия, живущая в моём сердце, сделала каждого из нас в моём. Я имею в виду не себя, конечно, а каждого и каждую из вас, дорогие братья и сестры, чтобы эта слава Божия сделала нас другими, чтобы в то время, когда нам придётся уходить отсюда, чтобы мы уходили освящённые светом Божиим, чтобы мы, угасая, отдавали этот свет другим.

На самом деле удивительно больно и, вместе с тем, это какая-то особая совершенно радость или, нет, не знаю, слова такого нет в моём словаре, – что-то такое совершенно особенное, совершенно необъяснимое, когда угасает, уходит от нас праведник, когда мы чувствуем последние лучи этого света, наступает какая-то особенная, какая-то удивительная, неповторимая тишина. И в этой тишине слышим только Бога, слышен только Бог, слышны только самые лучшие евангельские слова. Причём, не на каком-то языке – славянском, русском, английском, любом другом, нет, на языке жителей Неба, на языке, у которого слов-то нет на самом деле. Вот дай Бог, чтобы и нас сопровождала эта тишина, когда придётся нам уходить навсегда. Для следующих поколений именно в этой тишине и заложено зерно бессмертия, в этой тишине и заложено зерно будущего. Вспомните Ветхий Завет, где говорится о том, что уж если не будет в городе десяти праведников, то не быть этому городу. И каждый из нас может оказаться этим десятым. Вот давайте об этом помнить: девять всегда найдётся, а десятым может не оказаться каждый из нас. И это будет грех, личный грех каждого и каждой из нас, грех, который ни с кем не разделишь, потому что он мой – и всё тут.

Вот что я хотел сказать вам, дорогие братья и сестры, в этот чудный, в этот замечательный и в этот светлый день, когда мы вспоминаем Всех святых угодников, которые тысячу лет трудились и молились, молились и трудились на нашей земле и которые жизни свои отдали, как свеча вспыхивает и догорает, жизни свои отдали для того, чтобы они ушли в тот вечный свет Божий, который сияет каждому и каждой из нас и без которого нет жизни.

И поскольку многие из нас не успели сегодня сказать что-то на исповеди в словах, давайте вместе скажем всё это главное без слов. И я, недостойный иерей, властью Его, мне данной, прощаю и разрешаю вас от всех грехов ваших во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Бог вас простит, братья и сестры, и вы меня простите.

С праздничным днём поздравляю вас, дорогие братья и сестры. И да хранит, да укрепит, да благословит вас Господь!

У нас сегодня ночью появился новый прихожанин. Его зовут Сергий. Это сын Саши и Ани Занемонцев. Сашу, я думаю, все вы или почти все знаете. Это наш высоко учёный чтец и алтарник. Знаете, на самом деле очень радостно, когда рождаются дети, но фантастически радостно, когда рождаются те дети, которые могут быть названы внуками. Я помню Сашу ещё совсем маленьким мальчиком. И даже казалось как-то странно, что он когда-то вырастет, будет большим и вообще будет невероятно серьёзным, действительно, специалистом, учёным и историком, знатоком древних и новых языков и т.д. Но вот проходят годы, очень незначительные, как потом выясняется, и можно сегодня поздравить Сашу и Аню с тем, что у них сын. Повторяю, его зовут Сергий, и он, как когда-то Саша был маленьким прихожанином Ново-деревенского храма, так и Серёжу мы тоже ждём здесь, что он будет бегать там среди прочих младших. Так что вот – такая приятная информация в день Всех святых, в земле российской просиявших. Мне вообще кажется, что очень важно, что связь в церкви, как нигде в другом месте, осуществляется между поколениями. Мы вот чувствуем, как приходят новые, и как новые младшие оказываются дороги нам, старшим, и как мы, старшие, я надеюсь, всё-таки не совсем безразличны нашим младшим. Вот эта проблема – отцов, детей, внуков и правнуков, она в церкви как-то решается совсем по-другому, чем за её пределами. И это, наверное, очень важно. Действительно, вот такое объединение поколений, потрясающее совершенно объединение поколений совершается вокруг Святой Чаши, вокруг вот того евхаристического общения, которое нас всех и ровесниками делает, с одной стороны, и современниками, что гораздо важнее. Потому что, конечно же, и святые, которых мы сегодня прославляем, они, по большому счёту, по-настоящему, конечно же, наши современники.

Бог вас всех благословит!