1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Рюкзак не так тяжёл, когда Господь нам помогает его нести

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Подходит к концу Божественная Литургия. Мы с вами вместе совершили таинство Евхаристии и сейчас будем причащаться Святых Христовых Тайн. Мы подходим к Чаше со словами: «Господи, я не достоин да вниидеши под покров моей души. Если Ты только слово скажешь, то душа моя исцелится». Исцеляется наша душа благодаря тому свету Христову, который просвещает всех. И исцеляется наша душа благодаря тому слову, которое обращает к нам Господь в Своём Евангелии, когда мы открываем навстречу Его слову наши сердца. Поэтому сейчас, братья и сестры, давайте со всем нашими проблемами, со всеми нашими сложностями житейскими, со всеми нашими слабостями, у кого слабости физические, у кого слабости психологические или ещё другие, которые мы иногда называем слабостями духовными. А на самом деле, наверное, дело здесь не в духовном, а в усталости, переутомлении, в разных других причинах, которые так или иначе можно назвать диагнозами. Опыт показывает – иногда человек освобождается от того давления, которое на него оказывают разного рода обстоятельства, и тут же начинает удивительным образом чувствовать Бога, чувствовать Божие присутствие и чувствовать, будто крылья у него вырастают. Значит, наша задача в жизни именно в этом заключается – находить время для такого абсолютного вхождения в Божье присутствие. И тогда все трудности, которых, на самом деле, много, все сложности, которых, мягко говоря, немало, они, конечно, повсюду ожидают нас, когда угодно нас поджидают всякого рода пакости, но все они  переносимы, когда у нас в жизни есть эти мгновения, когда мы начинаем Божье присутствие чувствовать как-то удивительно ярко, особенно ярко, когда мы так входим с вами в близость Божью, что всё остальное уходит на второй план. И вот, наверное, минуты, когда мы подходим к Чаше, когда мы причащаемся Святых Христовых Тайн, такие минуты полного освобождения от всех грузов, и тогда мы, с одной стороны, Бога чувствуем, а с другой стороны, мы чувствуем людей вокруг нас, чувствуем ответственность нашу за людей вокруг нас. Но, чувствуя эту ответственность, мы не чувствуем тяжесть той ноши, которую приходится нести. Вспомните слова нашего Спасителя из Евангелия от Матфея: «Приидите ко мне се труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас». «Возьмите иго Мое на себя – говорит Спаситель, – и научитесь от Мене, ибо кроток есмь и смирен сердцем. И обрящете покой душам вашим, иго бо Мое благо и бремя Мое легко».

Мы с вами понимаем, что ни иго, ни бремя не может быть ни благим, ни легким, но когда приходит в нашу жизнь Христос, тогда мы вдруг обнаруживаем в какие-то минуты, что эти трудности, что эти камни, которые приходится таскать за плечами, вот так выражаясь образно,– у каждого из нас они свои, но у всех они достаточно большие – в какой-то момент мы сливаемся с Богом, когда мы раскрываемся перед Богом, когда мы распахиваем наше сердце, мы понимаем, что этот рюкзак не так тяжёл. Он невыносимо тяжёл, но когда Господь нам помогает его нести, оказывается, что тяжесть его не ощущаема.

Вспоминайте слова из последнего воскресного Евангелия, когда, обращаясь к Своим ученикам, говорит Господь, что с помощью людей это невозможно, но не с помощью Бога. Когда мы будем чувствовать, что вот чьи-то руки невидимые пытаются вытянуть нас из воды, когда мы начинаем тонуть, что какие-то руки невидимые подхватывают наши рюкзаки, когда мы чувствуем, что они особенно тяжелы. И конечно, для этого надо, во-первых, уметь работать самому и самому подхватывать рюкзаки других, когда они другим тяжелы, а во-вторых, уметь раскрываться навстречу Богу и, вообще, уметь работать, уметь трудиться, уметь не сдаваться, когда устаёшь, уметь не унывать, когда трудно. Тогда, действительно, мы будем жить в полноте ощущения Божьего присутствия среди нас. Мне хотелось вам сказать об этом перед тем, как мы будем причащаться Святых Христовых Тайн, дорогие братья и сестры, и, конечно, имея в виду то, что начинается учебный год. Так что и ученики всех возрастов, от самых маленьких до самых взрослых, от тех, кто ещё идёт в детский сад, вместе с теми, кто идёт в первый, второй, третий, в десятый, в одиннадцатый классы, вместе с теми, кто идёт в высшую школу, на первый, второй, пятый курсы, вместе с теми, кто идёт в аспирантуры и т. д., вместе с теми, кто идет на какие-то другие учебные работы: все, начиная с трёх-четырех лет и кончая теми, кому за 40, – это ученики. Но есть ещё и учителя, которым может быть и 15, и 20, и 45, и 85, и 90, – у всех начинается учебный год, и это, конечно, большое событие, которое нельзя как-то оценить одним словом. Но, тем не менее, давайте сейчас после Обедни помолимся вместе о том, чтобы благополучно начался учебный год, чтобы не так уж трудны и тяжелы были рюкзаки наши в этом учебном году.

Но что ещё мне хочется сказать младшим: знаете, как-то тут одна дама из очень строгого прихода, из общины, где все братья и сестры очень хорошо подкованы в вере, очень хорошо катехизированы, говорит: «Как-то я ждала Вашей исповеди, и в очереди стояла мама с мальчиком. И мама всё подталкивала мальчика к Вам, а мальчик не хотел идти на исповедь, вообще, не хотел находиться в церкви и говорил, что ему это не нужно, и хотел убежать, а мама его подталкивала и подталкивала. А Вы его обняли, что-то ему сказали, и после этого, – она с таким почти ужасом сказала, – он причащался». То есть ребенок не хотел идти в церковь, а потом причащался. Так вот, понимаете, в этой истории, которую я, конечно, не помню сам, только вот её рассказ, в этой истории, наверное, заложен очень большой смысл, потому что, естественно, человеку, когда ему мало лет, когда ему 5, 6, 8, 12, 15 и даже несколько больше, ему хочется что-то совсем другое. Как владыка Антоний, которому теперь уже 87 лет, которого весь мир знает как великого проповедника слова Божьего, как, может быть, самого большого аскета из тех людей, которые живут сегодня на земле, человека, который как бы не декларируя это, но живёт так просто, как просто не живёт никто другой в бытовом таком, чисто бытовом смысле, – так вот, когда ему было 12 или 14 лет, он говорит, в те годы ни о чём не думал, кроме волейбола: «Меня ничего, кроме волейбола, не интересовало».

Так вот, наверное, это естественно: одних интересуют только куклы, игры, других – волейбол, третьих ещё что-то, теперь ещё компьютеры прибавились. Можно перечислять бесконечно. Но, дорогие мои, помните, что жизнь, она долгая, что жизнь, она временами не простая, что жизнь, она нас ведёт по каким-то таким запутанным, таким сложным дорогам, что на этих дорогах немудрено потеряться. И очень важно, чтобы в этой жизни вы всегда чувствовали присутствие Христово где-то неподалёку от вас. Иногда мы в нём как бы не испытываем нужды, в этом присутствии. Но это сегодня, а потом наступит какой-то другой день, и окажется, что никто нам так не нужен, как Христос, и окажется, что ничто нам так не нужно, как дорога к Богу. Поэтому давайте помнить, что эти удивительные моменты встречи с Богом и друг с другом, которые мы переживаем в церкви, – это всегда какие-то такие вехи на дороге нашей жизни, всегда такие моменты, которые потом, может быть, через 20, может быть, через 30, через 50 лет окажутся нам эти встречи необходимы. Может быть, сегодня, действительно, нам кажется: да лучше бы уйти отсюда и поиграть, да лучше бы сбежать к компьютеру, сбежать на волейбол, футбольное или какое другое поле, а вот потом, пройдет 20 и30, может, 40 лет и больше, и окажется, что именно это утро или какое-то другое утро в церкви, здесь или в какой-то другой, но вот оно и окажется тем якорем, который глубоко вонзится в землю и удержит нас от какого-то падения, и удержит нас в какую-то трудную, может быть, очень страшную минуту.

Вот давайте помнить об этом, давайте благодарить Бога за то, что мы вместе, и за то, что Господь прощает нас за то, что мы любим иной раз только мячи гонять, что даже из того мальчика, который сам потом признался, что ничего, кроме волейбола, в жизни не любил, из такого мальчика вырос митрополит Антоний. И давайте помнить об этом, дорогие братья и сестры, давайте стараться держаться за Бога. А эта память в нужный момент сработает, в нужный момент мы вспомним, как вот мы здесь стояли. И знаете, я считал раньше, что в нашем храме дети так более всего себя свободно чувствуют. А не так давно в Бостоне, во время Литургии, я увидел мальчика лет 7 или 8 – он просто лежал на полу во время Обедни. И, надо сказать, что это никого не пугало, это никого не расстраивало, потому что он присутствовал вместе со всеми во время этого Таинства. Что-то он устал, что-то ему было не по себе почему-то, или просто хотелось ему поваляться, кто знает, но, во всяком случае, может быть, он вспомнит и об этом, как Господь нам даёт не только на коленках стоять в Его присутствии, когда это так нужно нам, когда нам необходимо Ему что-то сказать, что не успел сказать на исповеди, что не получилось сказать на исповеди, слов не хватило, времени не хватило, вот тогда становишься на коленки и стоишь перед Ним, раскрываясь полностью, как никогда и ни перед кем. Но Господь позволяет нам и другое – иногда просто поваляться на ковре в Его присутствии. Это тоже очень важно, это тоже очень много. И давайте об этом мы тоже не будем забывать.

Да благословит, да хранит, да укрепит вас Господь! А я, недостойный иерей, властью Его, мне данной, прощаю и разрешаю вас от всех грехов ваших во имя Отца и Сына и Святого Духа! Аминь.