1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Седмица 1-я Великого поста Пятница. Литургия Преждеосвященных Даров

Дорогие братья и сестры! Последние четыре дня мы с вами читали Великий Покаянный Канон Андрея Критского – кто-то в храме, кто-то дома, кто-то, может быть, по дороге на работу или с работы. Но, в конце концов, молитва – она везде молитва. И Бог – Он везде нас слышит. И давайте сейчас – уже не словами Канона, а каждый своими словами, кто как умеет, – попросим у Господа сил, мудрости и мужества, чтобы преодолеть наши слабости, наши пороки. Давайте помнить, что пост нам дан как время внутреннего укрепления, время преодоления нашей обидчивости, уныния, раздражительности, капризности, наших страхов. Кто-то боится, кто-то отчаивается, кто-то унывает, кто-то раздражается, кто-то завидует, кто-то сердится, кто-то осуждает. У каждого и каждой из нас, наверное, в той или иной форме, но все те проблемы, которые я сейчас назвал, соединяясь причудливо, иногда в высшей степени причудливо, складываются в некое дурное целое. И давайте это дурное целое все вместе сейчас принесем Богу и попросим сил и мудрости для вырастания.

Вы знаете, конечно, что практика Великого поста сложилась не на Руси, а в Средиземноморье, в тех краях, где март месяц, – это уже весна, где в это время уже распускаются цветы, травы становятся больше. Март – это как раз время роста. И Великий пост – это время нашего духовного роста.

В первые века христианства на Ближнем Востоке, в Греции, в Италии рождалась традиция великого поста. Обратите внимание, как соединяются в службах великого поста Ближний Восток, Палестина и Египет, откуда пришли псалмы, откуда пришла практика аскетической жизни; Греция и Византия – ведь всё это пришло к нам на греческом языке через Византию и Балканы; христианство древней Италии в виде Литургии Преждеосвященных Даров святителя Григория Двоеслова, Папы Римского. Вот так три земли раннего христианства дали нам Великий пост, время весны духовной, время, когда и в природе всё начинает расти. Мы с вами тоже в эти недели Великого поста должны расти духовно, вырастая из наших слабостей, из наших капризов, страхов, обид и страстей. Они нас разрушают, а мы из них вырастаем. И помогает нам, и укрепляет нас – Господь.

Иногда очень трудно преодолеть в себе то или иное. Наверное, труднее всего преодолеваются обиды. Потому что, когда дело касается нашей, допустим, раздражительности, можно взять себя в руки. Когда дело касается нашей жадности, ну, можно «наступить на горло собственной песне», как-то преодолеть себя. Что касается страха, то можно взмолиться: «Господи, помоги, я хочу быть хоть сколько-то смелее и преодолеть страхи перед болезнями, перед разного рода испытаниями!» Всё это получается. А вот с обидами труднее всего, потому что они, порой, принимают такие изощренные, рафинированные формы. Нам кажется, что мы хотим лучшего, а нас не понимают. Нам кажется, что в самом-то, как раз, важном люди, которые нам дороги, не слышат нас. И вот от этого рождается то самое страшное, от чего труднее всего избавиться, – разного рода обиды.

Будем надеяться на то, что Господь услышит эту нашу молитву и поможет нам вырастать и из этого, освобождаться от этого. И я, недостойный иерей, властью Его, мне данной, прощаю и разрешаю вас от всех грехов ваших во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Сейчас будем вместе с вами причащаться Святых Христовых Таин и совершать дальше службу для того, чтобы Божественная литургия, причащение Святых Таин Христовых озарило нашу жизнь новым светом. Уже второй раз во время Великого поста мы совершаем Преждеосвященную литургию, службу, на самом деле, в высшей степени радостную. Она постная, но радостная. И поклоны бесконечные во время часов, и затем во время Вечерни – это поклоны радостные, а не рабские, потому что мы поклоняемся Святым Тайнам на престоле, мы поклоняемся Богу, который во Христе зримо, физически присутствует во время этого богослужения.

Вот это очень важно понять, что обычно это физическое присутствие Божие во Христе мы с вами переживаем в какие-то минуты после того, как совершается пресуществление Святых Таин, и священник говорит и народ: «Аминь, аминь, аминь». И вот после этого, пока ектения произносится и поется «Отче наш», в какие-то минуты мы переживаем это физическое Божие присутствие. А здесь мы с вами собираемся и с самого раннего утра находимся в реальном присутствии Божием. В этом удивительная особенность Преждеосвященной Литургии, особенность и Великого Покаянного Канона, потому что, пока мы читаем Канон, Христос тоже физически присутствует в храме Святыми Дарами, и во Христе в храме присутствует Бог. Опять-таки невозможное становится возможным, Невместимый вмещается, Вездесущий присутствует в виде покоящегося на престоле Хлеба. И это придает службам Великого поста и, в особенности, Преждеосвященной Литургии, настроение особого благоговения и особой благоговейной тихой радости. Не случайно же, когда переносятся Святые Дары с жертвенника на престол во время Херувимской, и мы поем «Ныне силы небесные», никто ничего не говорит. И священник, и молящиеся, и хор – все мы молчим. И эта молчаливая радость Присутствия – она пронизывает все великопостные службы.

Мне кажется, это очень важно почувствовать, очень важно пережить. И даже если кто-то – из-за проблем с ногами, с давлением, не может совершать физически земные поклоны, это не страшно, потому что можно и, не изменив положения головы даже, так внутренне совершить земной поклон, что сердце будет кланяться Богу. Всё-таки наши физические поклоны, как и наш физический пост, это только подпорки, это только помощь нашему посту духовному и тем поклонам, которые совершает наше сердце в тех глубинах бытия, где происходит наша личная встреча с Богом. Ведь пост, дорогие братья и сестры, – это всё-таки время такой личной встречи. И поэтому, конечно, молитвенное и тихое чтение Евангелия в это время особенно много дает.

Не расставайтесь с Евангелием в дни Великого поста, вчитывайтесь, вслушивайтесь в то, чтó говорит нам Христос.

Да благословит Господь, да хранит, да укрепит вас, дорогие братья и сестры!