1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Светлое Христово Воскресение

Литургия (Ин 1: 1–17)

 

Мы, дорогие братья и сестры, дожили до этой святой и спасительной ночи, когда по всей земле раздается глас «Христос воскресе!», и весь мир отвечает «Воистину воскресе!»

Мы дожили до того дня, когда празднуется Пасха Христова. И в этом году все христиане по всему миру, принадлежащие к разным народам, принадлежащие ко всем конфессиям, празднуют святую Пасху Христову вместе. Сейчас мы на разных языках читали Евангелие. Это особенно было значимо, и, наверное, к ивриту и греческому, к латыни и французскому и итальянскому надо было еще прибавить не только славянский, не только русский, но и английский, испанский и португальский, и языки народов Африки, и языки Азии, и языки всех народов, больших и малых. Потому что, действительно, по всей земле, во всяком народе, даже там, где основной религией является какая-то другая вера, – буддизм или синтоизм, как в Японии или в Китае, или в Индии, но во всех странах мира, включая исламские страны с их суровыми и строгими законами, везде есть христиане, везде есть те, кто проповедует Евангелие, кто живет по Евангелию, везде есть те, кто в сегодняшнюю ночь встречает Пасху Христову – удивительный праздник любви, мира и нашего особенного братства, нашего особенного союза, нашей отданности друг другу. Потому что в этот день мы, конечно, не просто вспоминаем, мы переживаем с вами те моменты, когда апостолы вдруг почувствовали, что Воскресший среди них.

Они были растеряны, разрушены горем, считали, что их Учитель не состоялся как пророк, как Мессия, не состоялся как Христос. Вы представляете, какое чудовищное разочарование пережили апостолы в эти дни, – дни Голгофы, распятия, смерти, погребения Иисусова, в дни, когда, казалось, всё рухнуло, все надежды, все чаяния, – в какие-то несколько дней?.. Еще неделю назад они, такие радостные, полные надежд, входили с Ним в Иерусалим, и вдруг всё рухнуло. Трудно представить степень их отчаяния, степень их внутренней разрушенности. Они разбежались кто куда, они возненавидели в эти дни, наверное, и самих себя, и друг друга и, наверное, своего Учителя. И только женщины остались верными, только они пришли к гробнице ранним утром воскресного дня, вот тем самым утром, которое мы с вами сейчас переживаем. Пришли, как мы с вами сегодня, крестным ходом к дверям храма, все вместе пришли и увидели камень отваленным от гроба. Пришли и пережили что-то такое, о чем даже не могли никому рассказать. А потом Петр с Иоанном, потом другие апостолы, а затем Фома, а следом – другие ученики…

Вот это чувство того, что Он здесь, что Он с нами, что Он рядом, охватывает мало-помалу всех. И Христос является ученикам, и они понимают, что это Он. И больше, чем 500 человек пережили эту встречу с Воскресшим, пережили для того, чтобы сначала в устной форме, а потом в записанном виде передавать друг другу Благую Весть, Евангелие. И так мы передаем эту книгу и весть о Воскресении, и всё то, что Христос нам говорит на страницах Евангелия, передаем друг другу уже две тысячи лет.

Конечно, замечательно, что сегодня можно в любом магазине, в любой церковной лавке, в любом месте купить Новый Завет. Но мне всё-таки кажется, что это такая книга, которую надо дарить друг другу. И как ученики Христовы несли Евангелие из страны в страну, переводили его на новые языки, так и мы с вами должны дарить друг другу Новый Завет, должны передавать Евангелие. Особенно – старшие младшим, старшее поколение – молодым.

Ведь это был замечательный обычай, когда бабушки дарили Евангелие внукам и внучкам, когда Евангелие дарили гимназистам и гимназисткам в день окончания гимназии. Да неужели у нее не было, у гимназистки восьмого класса, почти взрослой девушки, Евангелия?! Да было, конечно! И всё-таки дарили для того, чтобы оно потом было отдано кому-то из детей, потом внукам и т.д.

Эти семейные Евангелия, семейные Библии – какая это удивительная вещь! У меня знаете сколько накопилось Евангелий на разных языках, с разными надписями: мамам – от бабушек, внукам – от бабушек и дедушек и т.д.?! Я про многих даже не знаю, кто были эти люди. А вот не так давно, за границей, в одном городе, я купил маленький Новый Завет на итальянском языке с удивительно прекрасной надписью. Мать надписывает это Евангелие своему сыну, и, понятно, что нет уже в живых ни матери, ни сына, но тепло рук, которые передали некогда это Евангелие, эту маленькую книжку из одного поколения следующему поколению, сохранилось в этой книге.

И это очень важно, потому что христианство – это истина, которую мы передаем друг другу, которую мы передаем с теплом наших рук, с горением нашего сердца. Вот какая это истина! И сегодня мы с вами становимся ее причастниками и ее носителями в эту удивительную пасхальную ночь, когда вся земля, как колокольным звоном, наполняется звуками пасхального приветствия – Христос воскресе!