1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

«Убьём его, и наследство будет наше»

(Литургия, Мк 12: 1-12)

 

Я вот всё думаю, дорогие братья и сестры, до какой степени пророческий вопрос задал нам всем, всей стране и каждому и каждой из нас Владимир Сергеевич Соловьёв, когда сказал, обращаясь к Руси: "Каким ты хочешь быть Востоком – Востоком Ксеркса или Христа?"

Вот этот вопрос, сказанный больше 100 лет назад, на самом деле и сегодня остается самым главным. Потому что это – вот что это такое? Это – наследник: убьём его – и наследство будет наше (сегодняшнее Евангелие о злых делателях). На самом деле очень часто и сейчас люди так рассуждают, взирая на Христа, на Его распятие, вслушиваясь в слова Его Евангелия. Убьём его – и наследство будет наше. То есть возьмём побольше икон, растащим Евангелие на цитаты, будем как можно больше везде кричать о том, какие мы прекрасные христиане, купола золотить и т. д. А всё остальное, это уж к нам не относится. Во всём остальном мы можем жить, как язычники. Мы можем преследовать и убивать друг друга, мы можем растаптывать культуры, мировоззрения и взгляды других народов, других исповеданий, малых народов России или людей, которые принадлежат к малым исповеданиям России.

Вот мы убьём Его – и наследство будет наше. Мы воспользуемся христианством как идеологией, а все остальное – да кому это нужно?

И так ведь очень часто рассуждают люди, не только политики, но и самые простые, люди, которые украшают свои офисы иконами, которые везде кричат о том, какие они верующие. А когда на любое их дело посмотришь, то понимаешь, что там ни капли никакой веры нету. И так поступают, конечно, и политики, общественные деятели, когда они выбирают дружбу с такими страшными режимами, как режим Саддама Хусейна в Ираке и т. д. И надо понимать, что, когда мы против Саддама Хусейна, мы же не против трудолюбивого и простого забитого народа Ирака, понимаете. Но как важно, чтобы народы Востока освобождались от тех жутких режимов, которые там были установлены. Как сейчас прекрасно чувствуют себя люди в Афганистане! Посмотрите даже хронику на улицах Кабула – весёлые лица, радуются, покупают газеты, журналы какие-то. И мирные киножурналы, которые у нас на каждом перекрёстке, в каждом переходе метро и т. д. продаются, журналы с разными артистами, программами кино. Невинным киножурналам они радуются, каким-то плёнкам старых российских кинофильмов, американских, французских, совершенно всё равно, они радуются, как дети. Потому что они находились всё это последнее десятилетие в страшном, задавленном состоянии, когда их давил вот этот режим, который всё абсолютно запрещал. Так вот, знаете, как радостно, когда народ освобождается.

Ну, а на самом деле, для нас для многих это огромный до сих пор вопрос. А все-таки – каким мы хотим быть Востоком?! А все-таки, оказывается, где-то в нашем сознании нам ближе Саддам Хусейн, нам ближе, когда ходят по струнке, когда все маршируют. А не то, когда, действительно, царит в душах Христос и когда Евангелие живёт в наших сердцах не разобранным на отдельные цитаты. А как известно, вырывая из контекста два слова, можно что угодно сказать таким образом. А когда Евангелие живёт в нашем сердце в целом, когда в нашем сердце отображается, как апостол Павел говорит, Христос, вот как это по-настоящему важно. Вот почему я всё время думаю о том, как этот вопрос важен: каким ты хочешь быть Востоком – востоком Ксеркса или Христа?

И оказывается порой, – это меня ужасает, – что нам ближе восточный тиран, чем христианин какой-нибудь другой конфессии или чем простой человек, которого этот восточный тиран угнетает и из которого восточный тиран делает нечеловека.

И вот давайте как-то об этом мы все с вами подумаем. Да хранит, да благословит, да укрепит нас Господь!

Евангельское чтение всегда наводит на какие-то глубочайшие размышления. Эти слова Евангелия "Убьём его, и наследство будет наше" меня всегда устрашают именно тем, что речь идёт о том, как мы стараемся использовать христианство, использовать Евангелие в наших целях, на деле отвергая Христа Спасителя.

Бог вас благословит и укрепит!