1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Учиться любить людей

… люди друг с другом работают, друг с другом общаются и, наоборот, ссорятся. И вот в этом удивительном разнообразии лиц, характеров, взглядов, настроений, в этом удивительном разнообразии человеческих судеб, желаний, каких-то устремлений и т. д. так важно уметь принимать точку зрения другого. Не вставать, быть может, на эту точку зрения, не делать её своей, но принимать, допускать её, потому что, когда мы этого не делаем, мы становимся разрушителями. Мы хотим лучшего, а достигаем самого плохого. Мы хотим помочь людям, а получается, что мы им вредим. Вот, наверное, этому необходимо учиться: учиться принимать людей, учиться любить людей, учиться видеть в иных взглядах, в ином образе жизни, в ином жизнеотношении, в иной вере и т. д. – учиться видеть что-то, что дополняет нас; что-то, что раскрывает наши глаза на то, что нам многого не хватает.

Вы знаете, это очень важно. Мы всё-таки стремимся к тому, чтобы все мы были, в той или иной степени, но одинаковыми, в той или иной степени чрезвычайно похожими друг на друга. И это, если бы вдруг так произошло, разрушило бы мир. И часто мы говорим о том, что нам бы хотелось видеть, чтобы в мире было больше верующих людей. Но ведь прямо говорит Христос: «Не бойся, малое стадо». Наверное, какой-то есть в этом глубокий смысл, что верующих людей в мире всегда не так много. Только самое важное, чтобы верующие люди не считали себя теми зрячими, которым доверена судьба остальных, судьба незрячих, слепых, неверующих. Вот ведь что важно! А то, что нас мало, в этом страшного ничего нет. На самом деле так было всегда, если внимательно читать документы прошлого. И так, наверное, будет, пока будет стоять мир. Но главное, чтобы мы оставались в лучшем своём такими, какие мы есть, и становились лучше, и вырастали бы из худшего, что есть в нас: из нашей лени, из нашей обидчивости, из нашей капризности, из нашей раздражительности, из нашей завистливости, из наших страхов. Вот, кажется, я перечислил всё или почти всё, что надо было бы исповедать.

И, вы знаете, я как-то об этом уже говорил, и, честно говоря, меня не все поняли и некоторые даже напряглись после того, как я это сказал, но крайне редко бывает, чтобы мы приносили на исповедь, действительно, какой-то такой, формально легко поддающийся обозначению, грех. Такое всё-таки бывает нечасто. Обычно мы приносим на исповедь наши слабости, наши страхи, наше неумение быть щедрым, нашу сосредоточенность на самом себе и т. д. В общем, если попытаться это обозначить одним словом – нашу болезненность. В каких-то случаях эта болезненность даёт самые дурные плоды. То есть мы вредим людям вокруг нас, ссоримся с ними, совершаем какие-то дурные поступки и т. д. Но в большинстве случаев эта болезненность вредит, прежде всего, нам самим. Из этой болезненности, конечно же, необходимо вырастать, хотя вырастать из неё очень непросто. Избавиться от какого-нибудь простого греха, ну вроде воровства, это не так сложно, потому что можно взять себя в руки, можно сказать себе: нет! Можно как-то понять даже не наедине со своей совестью, а наедине с чем-то более простым – со здравым смыслом, – понять, что это невозможно, – на уровне вот той  общественной морали и личной гигиены, которая, в общем, помогает нам чего-то, совсем дурного, не делать. А вот сказать себе: не злиться, или сказать себе: не приходить в отчаяние, или не раздражаться, или не унывать, или сказать себе: не замыкаться в себе, – это гораздо труднее, это почти невозможно. Более того, это невозможно без личных каких-то, совершенно особенных отношений между нами и Богом. Наверное, уникальность в образе Христа Спасителя в том и заключается, что Он открывает человечеству, открывает каждому и каждой из нас эти уникальные возможности личного общения с Богом. Потому что в большинстве своем разного рода религиозные и мистические системы учат человека погружаться в Бога, растворяться в Боге, входить в Бога, как входят в воды мόря или океана. Этому мы можем научиться из восточных религиозных практик, этому можно научиться из античных религиозных мистических систем, пифагорийцев и т. д. Но вот личным отношениям с Богом можно научиться, только вслушиваясь в звуки и слова Священного Писания, осваивая молитвенную практику народа Божия, псалмы Давидовы и, конечно же, уникальный опыт Богосыновства, уникальный опыт несения в себе полноты Божией, который открывает нам Христос через Евангелие и через таинства Своей церкви.

Вот этот уникальный опыт на самом деле есть то единственное, что помогает нам справиться со страхами, с обидами, с унынием, с раздражительностью, с нелепыми приступами злобы или, наоборот, отчаяния, уныния и т. д. Этот опыт каким-то образом, иногда без слов или почти без слов, отдавать людям вокруг нас. Потому что мы должны помнить о том, что в ХХ веке слова всё-таки в очень большой степени обесценились. И вот в силу этой ситуации, когда слова ничего не стоят, словами мы можем общаться друг с другом, то есть с уже понимающими какой-то особый язык, а вот с людьми, с которыми, действительно, важно наладить общение, очень часто словами общаться невозможно. Потому что настолько привыкли к звучанию слов, что они уже не услышат главного, не услышат смысла. Поэтому нам необходимо, продолжая наши встречи и на работе, и с друзьями, и с родственниками, и на улице, с разными знакомыми, которые появляются неожиданно и кажутся случайными, учиться общаться чем-то большим, чем слова. каким-то образом общаться от сердца к сердцу. И подсказывает нам Бог, как это делать, когда мы вспоминаем, что тот факт, что мы верующие, тот факт, что мы христиане, не делает нас лучше, чем другие, а только возлагает на нас какую-то особую ответственность. Но нести эту ответственность можно только, когда у нас есть особое смирение, которое, конечно, ничего общего не имеет с внешней смиренностью. То смирение, которому тоже необходимо учиться. То смирение, которое всегда плодоносно, о чём так хорошо говорит митрополит Антоний. То смирение, которое, действительно, делает нас крылатыми.

Вот давайте об этом тоже помнить. И когда мы молимся друг о друге и о всех людях, живущих вокруг нас и здесь в Москве, и в России, и по всей планете, и когда мы трудимся, когда мы пытаемся что-то сделать, когда нам иногда удаётся, а иногда нет, давайте не забывать обо всем этом.

Бог вас благословит!