1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Усекновение главы Иоанна Предтечи

Дорогие братья и сестры! Почему мы совершаем праздники в честь дней мученичества?   Потому что, с одной стороны, мученичество – это верность до конца; с другой – мы всегда не хотим как-то внутренне принимать мученичество в отношении других. В отношении себя – это страшно, а в отношении других – это нестерпимо не хочется. В какой-то момент человеку, наверное, перестаёт быть страшно за себя, и вот тогда он, действительно, становится таким мучеником, каким стал Предтеча, какими после него стали тысячи и тысячи христиан, каким стал отец Александр Мень. И вот во время такой же Всенощной его гроб 10 лет назад стоял в Новой деревне, в храме. И в самый уже день праздника совершались его похороны.

Вот мне кажется, что очень важен не только смысл мученичества – его мы все знаем, очень важно – наше к этому отношение. Наверное, когда нам перестанет до невероятного не хотеться, чтобы другой пошёл по этому пути, тогда в нашей вере что-то сломается, и очень важное. Скажем, когда наступает момент, когда оказывается, что да, это страшно, да, быть может, не сегодня, да, я к этому не очень готов, но если так случается, значит, так нужно. Это значит, что человек уже прошёл ту необходимую часть пути, не пройдя которой, конечно, умирать нельзя …(обрыв записи).

А с другой стороны, когда спрашивают, а кто виноват, то оказывается, что виноватых нет. Возьмите сегодняшнее Евангелие, где подробно, как в следственном отчете, сказано абсолютно всё. Не случайно здесь сказано, в этом евангельском чтении сегодняшнего дня, абсолютно всё по поводу мученичества. Ирод посадил Иоанна в темницу, но не собирался его казнить. Он собирался его слегка припугнуть и всё. Эти люди, которые собрались в честь его дня рождения, ели, пили и веселились, они тоже не собирались его казнить. И эта девочка, которая танцевала, – тем более. Ирод оказался слабохарактерным. Иродиада – мстительная, злая, на всё готовая женщина и, как бывает часто в жизни, при этом не имеющая никакой власти, кроме как приказать своей дочери – попросить. Она даже у Ирода сама-то не могла попросить. У неё над ним, хотя она, кажется, была его женой, власти-то никакой не было. Она могла только сказать своей глупой дочке, которая только и знала что плясать, вот попросить этого. А в результате – в результате Иоанн Предтеча был обезглавлен.

Вот в этом, наверное, какая-то другая сторона мученичества заключается. Виноватых-то нету. Виновато зло, виновата безответственность, виновата вот та, какая-то вязкая жижа полусна, и безответственности, и нерешительности, и слабохарактерности, и закомплексованности, и, в отношении разного рода принципов, установлении, там, чести, и дела чести. Как же: он поклялся, и ради клятвы не мог сделать того, о чём она просит! Вот эта вот вязкая жижа, в которой мы живём, вот она и приводит мученика к его мученическому венцу, а не какие-то такие оперные злодеи, которые действуют на сценах театров, воплощая в себе, и красиво воплощая, зло. А зло – оно некрасиво. Зло – оно всегда грязно, бесформенно. Оно, как какая-то вот эта грязь, которая накапливается в вонючих водоёмах. Оно, как грязь, которая накапливается во всяких канавах, куда стекают нечистоты. И в этот момент, когда где-то там образуется затор, когда они гнить начинают, вот эта чёрная жижа и есть такое зло. И это зло очень часто начинает царствовать над нами..

Несколько дней тому назад, 5 сентября, я был в Париже, потому что там была организована конференция издательством  «Nouvel cité», тем издательством, которое выпустило на французском языке книгу «Сын Человеческий», и уже она насчитывает 13 тысяч экземпляров, и это же издательство выпустило уже вторым изданием по-французски книгу Ива Амана об Отце Александре. Оно организовало вечер или конференцию целую, на самом деле, потому что она ведь день шла, – памяти Отца Александра. И естественно, что этот вопрос: кто виноват? - сразу возник как-то из зала. И вот кто ни говорил, а говорил архиепископ Парижский кардинал Люстиже, а говорил Джованни Гуайта, переводчик книги отца Александра «Сын человеческий» на французский и итальянский языки, говорил Ив Аман, говорил Павел Мень, говорил владыка Иннокентий – епископ Корсунский, это архиерей, который представляет в Париже Московскую патриархию, – и все говорили, на самом деле, примерно о том, что сказал вам сейчас я, в других, конечно, словах. И я тоже постарался это сказать тогда во Франции.

Мне кажется, что это очень важно, вот это очень важно понять. И поэтому противостоять злу один герой не в состоянии. Злу могут противостоять только все вместе, когда каждый и каждая, вне зависимости от того, кто мы – люди большие или маленькие, знаменитые или неизвестные, образованные или нет, старые или молодые, когда мы все берём на себя эту ответственность, вот тогда и что-то получается из того огромного и важнейшего Божьего дела, к которому мы призваны, – противостояния злу. Понимаете?

В этот день будем молиться и о том, чтобы нас всех и наших друзей укрепил на этом пути Господь.

Да благословит, да укрепит, да сохранит вас Господь!