1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Великий пост

(Литургия Преждеосвященных Даров)

С причащением Святых Христовых Тайн поздравляю вас, дорогие братья и сестры! Да хранит, да благословит, да укрепит вас Господь!

Хотелось бы, чтобы дни Великого поста стали для нас неделями молитвы, труда и тихих, благоговейных размышлений; чтобы меньше внешнего и больше внутреннего присутствовало в нашей великопостной жизни, наших великопостных размышлениях. И конечно же, ни в коем случае нельзя забывать о наших близких, о наших родных, о тех людях, которые от нас зависят, о тех людях, ради которых мы работаем, в эти дни тоже ни в коем случае нельзя забывать. Бывает так, что в Великий пост человек увлекается богослужениями великопостными и как бы забывает о своем земном долге, о своих обязанностях, о том, что мы должны делать в жизни. Так что вот, дай Бог, чтобы этого тоже не случилось, потому что это искажает весь смысл Великого поста, когда появляется такое любование великопостными службами. Они не для любования, они для того, чтобы вызывать какое-то особого рода эстетическое щемящее чувство. Они даны совсем для другого. Они должны быть максимально простыми, для того чтобы доходили до сердца, но ни в коем случае эмоционально нас не приводить в такое настроение, не самое лучшее, такой экзальтированной восхищенности. Все-таки пост – это время труда, пост – это время работы, пост – это время внутреннего уединения. А внутренне уединение, как вы прекрасно знаете, возможно и среди людей, возможно для врача среди своих пациентов, для учителя среди своих учеников, для каждого среди тех, ради кого мы работаем, ради кого мы трудимся. Вот это и будет, наверное, самая высота внутреннего уединения, когда мы его посвящаем людям, ради которых мы трудимся.

Вот это мне хотелось сказать сегодня. Да хранит, да благословит, да укрепит вас Господь!

 

…весна, поэтому вот первую неделю как следует попоститесь, вторую – можно дать какое-то послабление (смех) осторожно. А то показывает опыт, что в московские больницы попадают в это время с кардиологией, с поджелудочной в том числе много людей…

Говорили по радио и телевидению, какие неприятности у нас в Детской больнице. В общем, как-то и доктора, и матери детей, и общественные организации все-таки отстоят больницу, потому что, конечно, очень опасно, если она превратится в такой научный центр, где будет платное медицинское обслуживание. Потому что это окажется тогда, что, в общем, десять-двенадцать тысяч детей ежегодно будут отсечены от такого обслуживания. Потому что и мы уже не потянем такого объема спонсорскую помощь, и родители, естественно, они просто не могут. Это неимущие люди.

Ну, чем мы можем помочь? Они пишут письма, они встречаются с Касьяновым и т. д. Но, знаете, замминистра здравоохранения Шарапова, которая приезжала представлять новое начальство, уходя из больницы, сказала врачам, которые стояли в коридоре: "Ну, вы держитесь и боритесь".

Так что видно, это приказ министра, достаточно могущественного министра. Ну что вы хотите, если министр – генерал, еще петербуржец. Но с точки зрения остальных министров… знаете, этот министр, видно, подписал этот приказ, его всячески проводит в жизнь, но насколько он в курсе сути этой реорганизации…, потому что, как сказал нам заместитель главного врача, что это как в советские времена  объединяли сильный колхоз со слабым колхозом и председателем делали обязательно руководителя слабого колхоза. Вот примерно… (разговоры) Ну как вам сказать? Ну, теперь все верующие, и театральные деятели и все прочие. Теперь Ампилов только держится, за что я его очень люблю (смех)… Они говорят, а дети из провинции будут лечиться в региональных центрах, которые мы построим. Они должны быть еще построены, во-первых, а во-вторых, они, конечно, никогда не будут оснащены такой аппаратурой, какой вот за последние 10 лет удалось оснастить нашу больницу. Так что, конечно, ситуация очень непростая. Но, с другой стороны, замечательно, меня поражает просто, как врачи на это реагируют, до какой степени отстаивают интересы своих пациентов наши врачи и до какой степени все какие-то подводные течения, какие были утихли.

Но это в рамках введения такой вещи, как страховая медицина, но ведь страховку на 1500-2000 долларов может купить мало кто…