1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Бог нам открывается, когда нас пронзает боль

(Поздняя Литургия)

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Эта притча, дорогие братья и сестры, о богатом и Лазаре, является для нас как бы иллюстрацией к тому, что раньше в Евангелии говорит Иисус о том, что трудно богатому войти в Царство Небесное и трудно это более, чем верблюду пройти через игольное ухо, что сколь величествен верблюд, который не может через это пройти. Но Господь не говорит: невозможно богатому войти в Царство. Он говорит только о том, что это, действительно, трудно. Но в жизни опыт показывает, когда у людей появляются лишние деньги, а потом много лишних денег, они начинают их тратить неизвестно на что. Они начинают их тратить зря, на что-то грязное и т. д. Сколько людей в этом признается, сколько людей богатых страдает от этого и не может ничего с этим делать и не может никак с этим справиться. И понятны поэтому отчаянные слова этого богатого человека, когда он находится в месте мучения, в аду. Он восклицает: Отче Аврааме, у меня есть пять братьев! Видите, что все-таки не все в нем плохо, в этом богаче. Он любит своих братьев и не хочет для них своей доли. Он говорит: у меня есть пять братьев, отпусти к ним Лазаря, чтобы он сказал им об этом. И произносит на это Авраам странные слова о том, что у них есть Моисей и пророки, и если они им не верят, то даже если кто из мертвых восстанет, ему не поверят тоже.

Действительно, ведь грехи маленького человека, которому живется очень трудно, человека, у которого вечно нет денег, человека, который может быть не так, как Лазарь, лежит на гноище у ворот богатого, человека, которого нельзя назвать благополучным, у такого человека грехи, как правило, связаны с чем? С усталостью, с раздражением и с унынием по поводу вот того, как его жизнь мучает.

Грехи богатого человека практически всегда напрямую связаны с нарушением заповедей Божиих, с нарушением и десяти заповедей Божиих, и вообще элементарных каких-то, укладывающихся в эти заповеди правил. Потому что так или иначе, но богатый человек начинает распутничать. Распутство это надо, конечно, в широком смысле понимать. У каждого оно свое: у одного это вина, у другого это одежда, у третьего это всякие праздники, у четвертого женщины и т. д. Нельзя все свести к чему-то одному, распутство бывает очень разное, но почти всегда бывает спутником богатства. Наверное, именно поэтому говорит Авраам в этой притче: у них есть закон и пророки, и раз они им не верят, понимаете… богатство – это такая страшная вещь в руках человека. Человек перестает верить, когда он богат, основным тем заповедям, основным тем правилам жизни, которые даются ему в писаниях Моисея, в законе и пророках. Что делать? Как быть? На этот вопрос, конечно, более всего хочется ответить, читая это Евангелие. Давайте подумаем: а мы, кто были бы мы, если бы оказались на месте кого-то из людей, о которых рассказывает это Евангелие? Может быть, кто-то из нас чем-то похож на Лазаря, хотя не до такой степени уж страшны все наши проблемы, как то, что представляла собой жизнь Лазаря? Кто-то из нас, может быть, таких тоже очень мало, но похож на этого богача? Но для того, чтобы на него быть похожим, для этого сначала надо перейти этот ров между жизнью и смертью. Потому что у него смерть вызвала эти огромные потрясения: когда он умер, и только тогда, после смерти, остывшим телом, понял, что есть заповеди, что есть в жизни главные правила, которым необходимо следовать. А вот мы, наверное, в основном, это пять его братьев, потому что, несмотря на то, что есть у нас законы, есть у нас пророки, несмотря на то, что есть у нас Евангелие, этот прямой призыв Божий, устами Иисуса обращенный к нам со страниц Евангелия, тем не менее, мы очень часто живем не по закону, живем не по пророкам, живем не по Евангелию. И вот, говорит Авраам, если они не верят закону и пророкам, если они не слушаются закону, не подчиняются ему, то тогда и если кто из мертвых воскрес, они не поверят. И это ответ на то, почему мы с таким трудом принимаем весть о Воскресении Христовом. Часто ведь бывает так, что люди очень хорошо проживают Великий пост и говорят о том, как много дал им Великий пост, как они за это время выросли и т.д. Наступает Святая Пасха, и вместо великой, вместо белоснежной радости – какое-то расслабление. Знаете, сколько раз мне приходилось слышать о том, что мы не вслушиваемся в то, что говорят нам законы и пророки, что мы оказываемся подобными этим пяти братьям и, как и они, не идя по стопам пророков, не выполняя заповедей Нового Завета, самые простые иногда заповеди, мы не можем всем сердцем осознать эту великую радость Воскресения Христова. Нельзя, конечно, так сказать, что сначала человек должен жить по заповедям, потом ему откроется Бог, потом ему откроется великая радость встречи с Богом и встречи с Богом во Иисусе Воскресшем, и встречи с Богом в таинстве Евхаристии, и встречи с Богом в молитве и т. д. Нельзя так сказать: начни жить правильно, и тогда Бог откроется тебе. Но нельзя сказать и наоборот: как только тебе откроется Бог, ты начнешь жить праведно, потому что то и другое как-то тесно, но сложно взаимосвязано, потому что Бог нам открывается в те моменты, когда вдруг нас пронзает какая-то боль оттого, что мы живем не так, как хотели. Из этого начинается наше перерождение в смысле жизни, в смысле того, что мы делаем. Но и часто вокруг, когда человек, отягощенный вот всем тем, чем отягощены эти пять братьев, вдруг сделает что-то доброе, и он почувствует, как Бог его касается. Только не всегда поймет, что это поцелуй Бога, только не всегда поймет, что это прикосновение Божией десницы. Тем не менее, Бог, это опыт многовековой показывает, что когда люди начинают делать доброе, вообще не думая ни о чем, ни о Боге, а может быть, только об этих людях, которых почему-то стало жалко, вдруг Бог начинает что-то изнутри делать в них. И вот поэтому давайте помнить, что между нашей жизнью и соблюдением ее правил и законов, утвержденных еще во времена Моисея, и между чувством Бога в нашей жизни есть какая-то тесная связь. Эта связь не поддается изображению на бумаге в виде какой-то формулы. Эта связь логически непонятна, но эта связь есть. И в общем, наверное, об этом говорит сегодняшнее Евангелие, которое заставляет нас с вами, как этих пять братьев, задуматься над тем: вот я так живу, а что дальше? И Господь, по великой милости Своей, дает нам это в таинстве, дает нам возможность измениться. За что и благодарим мы Его, почему  называется Литургия, или Обедня, таинством Евхаристии, таинством благодарения, потому что Бог нам дает возможность измениться, эту великую возможность, которую Бог, в отличие от нас, еще не дал тем пяти братьям, которые жили до Иисуса. Теперь эта возможность есть, и как горько, если мы ею не воспользуемся.

Давайте, совершая сейчас Евхаристию, таинство благодарения, будем благодарить Бога именно за эту великую возможность измениться к лучшему. Аминь.