1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Царские Часы

( Мф 3: 1-11, 13-17; Мк 1: 1-8, 9-15)

 

Хотелось бы мне, дорогие братья и сестры, сказать несколько слов о том богословском и аскетическом смысле тишины, о котором мы часто забываем. Ведь не потому нужно не шуметь в храме, открывать какие-то дверцы, шуметь пакетами, здороваться шумно друг с другом во время службы и т. д., не потому это не нужно, что это как-то нарушает благолепие. Да нет, конечно же, нет. Здесь смысл гораздо глубже, чем просто нарушение порядка богослужения. Потому что так редко нам удается помолиться, когда в храме мало народу и когда вот нет таких новых людей, которые приходят и ничего еще совсем не знают, обычно спрашивают поэтому, что мне сделать, или могут подойти во время Евангелия свечки ставить, еще что-то такое. Знаете, их даже не вспугнешь, потому что сделаешь один раз замечание, а на следующий раз человек уже не придет в церковь, и все. Поэтому, конечно, воскресные богослужения, когда много народу, или воскресные Вечерни, всегда кто-то приходит в храм в первый раз в жизни, это сразу видно; конечно, здесь приходится смириться с тем, что вот той тишины, которую хотелось бы иметь в храме, ее нет.

Знаете, какая была тишина в прошедшие времена в храмах во время богослужения, вот в советские времена? Муха пролетит – слышно. Священник застежки расстегивает на Евангелии в огромном храме – и без всяких микрофонов слышно в самом далеком углу. Ну и приходившие в те времена, конечно, старались вести себя очень тихо, потому что какое-то особенное было к церкви отношение, поскольку она все-таки была под запретом, она все-таки гонима и т. д. А с другой стороны, человек, который приходил, боялся, что его увидят, заметят, и поэтому была какая-то особая атмосфера. Вы знаете, я даже иногда думаю, что, может быть, это было хорошо, что человек, который приходил в церковь, вот так просто боялся, что его заметят, что у него будут неприятности на работе или с обучением и т. д. Потому что все-таки придти в церковь – это шаг, это не просто так – заглянуть в книжный магазин, полистать там, что продается новенького. А это даже успеваем здесь делать не после богослужения, а во время богослужения – бывают такие факты с нами.

Так вот, понимаете, тогда, действительно, приход человека в церковь – это был поступок, это было решение. А сегодня даже врачи очень часто говорят пациенту: сходите в церковь. И вот приходит человек к вам на исповедь и говорит: я, в общем-то, неверующий, но, знаете, мой врач сказал, что мне необходимо в церковь идти. Знаете, уже до такого доходит, до совершенно чего-то нелепого.

Вы понимаете, тишина – это то, в чем являет Себя Бог. То, в чем являет Себя Бог. Поэтому давайте стремиться все-таки, особенно когда такие малые богослужения, когда немного собираются, и не опаздывать на них, конечно. И главное, чтобы благословенная тишина Божия, тишина, в которой является Бог, тишина Богоявления.

Вот что такое – богоявленский сочельник? Это тишина, особая, совершенно радостная тишина, нежная тишина. Вот давайте к ней стремиться, давайте как-то возгревать ее в наших сердцах. И ощущаешь, как много это дает, как, действительно, уходишь после этого, неся в сердце благодать, потому что об этом не надо забывать: ни в словах, ни в громе, ни в чем другом нам Бог не является, а именно в этой удивительной тишине.

Ну, а кроме того, меня четыре раза в год вот эти вот службы, Царские Часы так называемые, Часы, которые совершаются перед Пасхой, утром в Великую Пятницу, перед Рождеством и Богоявлением, эти Часы меня поражают очень большим богословским богатством. Вот и Паремии очень сильные, и апостольские чтения, и песнопения. Здесь, действительно, каждое слово пропитано огромным богословским и молитвенным содержанием. И вот вслушиваться в эти библейские богослужения – бывают богослужения византийские, где много византийской поэзии, византийской торжественности – а вот это библейское богослужение, где все из Писания, где все пронизано вот этим благоговейным духом коленопреклоненного чтения Слова Божьего.

Мне кажется, что очень важно пережить по-настоящему, что это такое – молитвенное чтение слова, коленопреклоненное чтение слова.

Вот что мне хотелось сказать вам сегодня, дорогие братья и сестры.

И да хранит вас Господь!