1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

«Да будут все едино»

(Литургия, ин 17: 18-26)

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Да будут все едино, говорит в своей первосвященнической молитве Господь наш Иисус Христос. – Как Ты, Отче, во Мне и Я в Тебе, так и они будут в нас едино. Да уверует мир, что Ты послал Меня.

Вот эти слова – «да будут все едино» – повторяются в сегодняшнем Евангелии от Иоанна много раз. Как важно, как необходимо важно, чтобы это единство, о котором молится Господь, оно, действительно, проявлялось в жизни, оно, действительно, проявлялось в реальности, хотя, к сожалению, не всегда это получается. В этом какой-то грех наш заключается, что мы не можем исполнить одну из тех немногих заповедей, которые оставляет нам Господь.

Конечно, же, раньше, когда верующие преследовались властью, эта заповедь как-то исполнялась лучше, потому что в это время, когда православная церковь была лишена возможности издавать Священное Писание, издавать другую духовную и богослужебную литературу. Эти книги издавались или в Америке протестантами, или в Швеции, или в Бельгии католиками, или в Париже и привозились сюда тайно в  чемоданах дипломатов, что было, естественно, нарушением всех правил, и затем тайно распределялись между людьми. И привозили те люди, которых, по разным причинам, не проверяли чемоданы, такую литературу из-за рубежа, изданную католиками и протестантами. Как, например, митрополит Филарет, который теперь находится на минской кафедре, тогда был председателем отдела внешнецерковных сношений. Он тоже всегда вёз полные чемоданы литературы, которая была специально для нас издана в Соединенных Штатах, Бельгии или Швеции.

Конечно же, было ясно, что это наши братья-христиане, что это наши братья по вере, что это наши братья и сестры, которые вот так заботятся о христианстве на Руси, чтобы не угасло Слово Божие на Руси, чтобы оно читалось не только с амвона в церкви, но чтобы люди дома у себя имели Священное Писание. Это было как-то совершенно ясно. И люди в большинстве своём осознавали, насколько это важно – христианское братство самых разных людей. А вот теперь, когда эти преследования закончились, как-то и о христианском братстве почему-то позабыли, и это приводит, конечно, к каким-то совершенно ужасным ситуациям. Так, например, недавно был суд, когда у женщины только за то, что она баптистка, пытались отнять ребёнка. Для того, чтобы лишить материнства, говорилось: она водит его на молитвенные собрания и недостойна воспитывать своего ребёнка. Совершенно забыв о том, что у нас есть конституция, которая даёт право всем исповедовать религию так, как человек хочет, и совершенно забыв о том, что на самом деле баптисты, они такие же христиане, как и мы, православные. Вот в суде так прямо и говорилось: она же не православная, она баптистка! Слава богу, нашлись хорошие адвокаты, которые сумели отстоять права на материнство этой женщины.

Но ведь это о чём говорит? Что эти прокуроры, судьи и другие работники правоохранительных органов, которые, конечно же, в религии ничего не понимают, потому что опросы, которые ведут разные социологические службы, они показывают, что в религии почти никто ничего не понимает. Что единицы людей понимают что-то, во что они верят. А большинство так и говорят: во что-то верим. Так вот эти судьи хотели отнять ребёнка у этой женщины за то, что она не такая христианка, как большинство в стране, как принято, не такая, как принято.

Конечно, братья и сестры дорогие, это безумно грустно. Потому что это прямое нарушение той заповеди о единстве, с которой обращается к нам Христос. Да, конечно, христиане разных традиций как-то по-разному реализуют свою веру.

И вот мне когда-то очень запомнилось, как пришлось разговаривать  с одним директором обувной фабрики. И он сказал: я очень люблю, горжусь тем, что у меня работают много баптистов. Я у него спросил: почему? Он говорит, а потому, что они не курят, не пьют, не безобразничают. И потому, что это замечательные работники, они с огромным сознанием того, что такое долг свой, относятся к своей работе. Что же оставалось, как не порадоваться за этих людей, которым вера во Христа  открыла какие-то важные вещи: что можно без курения обходится, что пить не нужно, что надо работать как следует и т. д.

Вот апостол Павел сам зарабатывал себе на хлеб своими руками. И говорится об этом несколько раз в Священном Писании, что он ни от кого не попросил денег, потому что зарабатывал своими руками. И вот эти люди – то же самое.

Мне рассказывал один человек, который работает в Либерии. Либерия – страна в Центральной Африке, страна, где черное население. Он работает очень далеко от всех городов в геологоразведочной партии. И там все чернокожие. И вот однажды приехал какой-то протестантский священник и сказал, что будет богослужение. И он пришёл на эту поляну, где должно было быть богослужение,  и только священник сказал первую молитву, как все эти люди, чёрные христиане, они протестанты, схватили какие-то барабаны. Стали бить в них (смех), громко петь  и танцевать и т. д. Ну, вот так они понимают богослужение, потому что чёрные люди такие привыкшие бить в барабаны. И он говорит: это было очень странно. Но потом я почувствовал, что в этом выражается их вера. Так вот, и он потом установил там, в этих джунглях, где они жили, православный крест. Причем, эти чёрные христиане совсем другой традиции помогли ему делать этот крест, устанавливать его. И все были этому очень рады.

Так вот, мы, наверное, должны друг в друге должны находить подлинное что-то такое настоящее. И учиться друг у друга. И помнить, конечно, то, что неисповедимы пути Господни. И скольких людей привёл в православие лютеранин Иоганн Себастьян Бах.

Когда приходили люди на «Страсти по Матфею» или на «Страсти по Иоанну», их потрясала религиозная христианская мощь этой музыки, и они уходили с желанием – открыть для себя окончательно, а что же такое христианство. Они брали в руки  Евангелие и потом становились православными людьми. И вот особенно в те времена, 50-70-е годы, сколько людей именно через консерваторию, именно через Баха и Моцарта пришли в православие. Вот так вот – один лютеранин, а другой католик – привели людей к православной вере.

Бог всегда больше, чем наши представления. Бог всегда больше, чем любые наши мысли. И Бог всё может обратить во благо. И когда у человека чистое сердце. А кто из нас может сомневаться в том, что у Баха не было чистого сердца, когда в каждой ноте, в каждом такте его музыки присутствует это чистое сердце. Кто из нас не поймёт, что, действительно, такой человек своим творчеством, своим гением, своей музыкой может привести в православие. И поэтому, наверное, наша задача, дорогие братья и сестры, заключается в том, чтобы благодарить Бога друг за друга, благодарить Бога за то, что порою мы, такие не похожие друг на друга, такие разные, идя совершенно различными путями, а всё же приближаемся к одной вершине. И эта вершина – Отец, Который на небесах, Творец неба и земли и Отец Господа нашего Иисуса Христа, к Которому ведут нас разные дороги, как на гору ведут разные дороги. Каждый по-своему, но в конце концов столько людей приходят к Богу и столько людей открывает для себя Бога.

А знаете, сколько людей привели в православие вот католики из центра Сан-Джордж под Парижем, в Медоне? Эти старые священники, влюблённые в Россию, влюблённые в православие, влюблённые в византийский церковный обряд и иконописи. Никто из них не был православным формально, все они были католиками-иезуитами, но вот эта любовь к вере русского народа, любовь к нашему исповеданию, к нашему благочестию, она приводила к тому, что разные люди приезжали к ним в качестве гостей, туристов или просто поработать, преподавать русский язык у них на курсах и уезжали от них православными людьми. Это тоже какая-то особая миссия была у этого места: они приводили ко Христу самых неожиданных людей. Поэтому будем благодарить Бога за то, что мы, христиане, живем в разных странах и на разных языках и по-разному исповедуем нашу веру, и в конце концов это всё соединяется в нашем Боге и Отце. Потому что, по большому счёту, все мы дети Адамовы, все мы происходим из одной семьи, и как мы вышли из одной семьи, так мало-помалу, хотя очень долгою дорогою и  трудными путями мы в одну семью соединяемся. И давайте подумаем сегодня об этом, потому что приближающийся праздник Святой Троицы – это, конечно, праздник единства людей в Боге, Который объединяет нас в одну семью, который делает нас единым стадом Христовым.

Бог вас всех благословит!