1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

День равноапостольных Мефодия и Кирилла

Литургия

 

Я, дорогие братья и сестры, всегда в этот день – равноапостольных Кирилла и Мефодия, вспоминаю Рим и церковь Сан Клементо, под которой в катакомбах покоится тело, покоятся мощи святого равноапостольного Кирилла, под латинским престолом. Вот это место такое замечательное, духоносное в Риме. Я его всегда вспоминаю в этот день, в день равноапостольных Кирилла и Мефодия, которые поняли, что возглашать Евангелие, совершать богослужение для того, чтобы люди не просто участвовали в какой-то церемонии, участвовали в каком-то ритуале, но понимали каждое слово евангельское, которое им возглашается, и стали, действительно бы, христианами, учениками Иисуса, что для этого надо перевести Слово Божие и богослужения на современный для славян того времени язык.

И вот это смелое решение они приняли, ведомые Духом Божиим, ведомые Духом Святым. Но решение это было не только смелым, но и безумным, потому что в это время у славян не было языка, не было письменности. Это было какое-то наречие диких людей. Вот Кирилл и Мефодий сначала создают славянский алфавит, славянскую азбуку, грамоту. И после этого на этот язык, на котором ещё никогда ничего не было сложено, они переводят Священное Писание.

Блаженный Иероним, когда переводил Священное Писание с греческого на латинский, он имел в своём запасе, в качестве образца, тысячелетнюю традицию римской литературы, литературный латинский язык, которому тогда уже была тысяча лет, даже больше. А Кирилл и Мефодий ничего не имели. Они переводили Евангелие на язык людей не книжных, совершенно диких, язычников, и вот это у них получилось, это им удалось. Это говорит о том, как много может человек, который любит мир и верит в Бога, как много может человек, который укрепляется Духом Божиим и делает что-то не потому, что это ему хочется, но потому, что ведёт его Бог.

Вот о чём мне хотелось сказать, братья и сестры, в этот день.

Да хранит, да благословит, да укрепит вас Господь!