1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Мы – семья

Литургия

 

...в этих посылках очень важное. Просто люди откликаются абсолютно незнакомые. Причём, очень часто в этих посылках вложены тёплые письма, которые трудно написать незнакомому человеку.

Христианство – это, действительно, семья Иисусова. И вот почувствовать, что мы – люди, которые не просто сюда приходим и лично знаем друг друга, мы чувствуем, что мы семья Иисусова, мы переживаем друг за друга, мы стараемся друг другу помогать, друг друга поддерживать, перезваниваемся как-то, летим на помощь друг другу, когда кто-то падает и разбивается, ломает руку или ушиб серьёзный какой-то, вообще как-то отзываемся, и слава Богу. Но ведь не только мы, кто друг друга лично знаем, это семья Иисусова, а сколько нас ни есть на белом свете, мы Его семья. И вот это очень важно почувствовать.

Мне кажется, что христианство – это семья, об этом так ярко говорит Иисус в Евангелии. Но, в общем, это дошло до человечества в ХХ веке. Вот такие люди ХХ века, как о. А. Мень, как владыка Антоний, как мать Тереза из Калькутты или о. Жак Лёв, Жан Ванье, – вот это они поняли уже в середине ХХ века, что Сам Иисус говорит нам: вы – это Моя семья; сколько вас ни есть на белом свете, сколько вас ни есть в разных странах, в разных традициях.

И мне кажется, что это очень важно помнить, что, может быть, это одна из главных тайн христианства, которая оказалась в наше время открыта и в наше время оказалась доступной. Как не благодарить, как не прославлять Бога за это?! И, наверное, если бы Евангелие нам было как-то открыто с неба, а не Христос родился и пришёл в мир как человек из Вифлеема, если бы не было этого события, которое празднуется 25 декабря, всё равно – по новому или по старому стилю; как говорила Ирина Алексеевна Иловайская, не бывает Рождества 7 января, если бы не родился Иисус в этот мир, то, наверное, мы бы этой истины, что христианство – это семья, с такой пронзительностью бы всё-таки не получили. Может быть, не знали бы об этом вовсе. Поэтому, мне кажется, за это нам нужно благодарить Бога; за то, что, действительно, мы ощущаем себя как семью. И особенно это часто понимают люди, у которых нет семьи на земле или у которых почему-то, как мы говорим, не сложилась жизнь: они вдруг открывают, что у них есть семья. И вот смотрите, Жан Ванье, у которого, казалось бы, нет семьи, нет детей, нет жены, но на самом деле до какой степени он счастливый человек! Когда с ним говоришь, когда на него смотришь, когда его слушаешь, видишь, до какой степени он светится счастьем, потому что он, действительно, в церкви Христовой, в храмах, в людях, которые его окружают, обрёл семью в самом настоящем, не в переносном смысле, а в самом подлинном смысле этого слова.

Вот что мне хотелось, братья и сестры, сказать вам сегодня. Да благословит вас Господь!

 

(перед причащением)

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Помолимся, братья и сестры, перед тем, как причащаться Святых Христовых Тайн, попросим у Господа прощения, мудрости, сил. И попросим вдохновения от Бога, чтобы чувствовать Бога и чтобы освободиться от дурного, чтобы быть дальше от злого, дальше от низкого. Потому что очень часто бывает так, что мы как-то поверхностно понимаем христианство как нечто такое, когда дурное и доброе надо смешивать, надо делать из всего такую кашу, воспринимать всех людей, как будто они хорошие, как будто они прекрасные. Это, на самом деле, очень опасно – вот такое настроение благодушного всепрощенчества, очень опасно! Так Христос говорит: Я пришёл принести не мир, но меч. Причём, конечно, имея в виду под мечом не оружие для войны, но острое орудие для разделения, для того, чтобы отделять добро от зла в самих себе и уходить от зла, носителями которого очень часто бывают злые люди.

Вот если взять хотя бы такой пример, как выборы, то очень важно, чтобы человек был на выборах, а бывает постоянно, что христиане, православные люди, очень часто не ходят на выборы. Но очень важно, чтобы человек сделал правильный выбор, сделал выбор достойный того мира, в котором он живёт.

Вот возьмите, например, Францию. Какой был ужас, когда на президентских выборах во Франции второе место занял фашист Лепен, человек абсолютно безумный, одержимый страшной злобой, ненавистью к евреям, ненавистью к другим людям, из разных стран приехавшим, исповедующий абсолютно фашистские убеждения. Надо сказать, что и среди российских политиков есть люди, которые гордятся тем, что они друзья  Жана Мари Лепена, ну и находятся такие люди, которые, конечно, голосуют.

Так вот, когда Лепен занял второе место на выборах, то вся Франция встала и, действительно, все проголосовали за президента Ширака, как бы защищая свободу людей других национальностей, которые живут во Франции, защищая Францию от фашизма. Вот мне кажется, что пример французов – важный пример, потому что это пример того, как люди почувствовали свою ответственность.

А мы с вами очень склонны всё время смешивать доброе и злое. Вот, например, часто говорят какие-то несусветно страшные вещи про нашего дорогого о. А. Меня. А мы говорим: ну, в общем-то, он неплохой человек. Ну как так можно говорить?! Мне кажется, если человек говорит какие-то, действительно, злые вещи, то надо от него удаляться просто, уходить, стараться быть как можно дальше, понимаете. И вот для меня абсолютно ясный закон, потому что сегодня с несколькими людьми на исповеди я об этом говорил: абсолютно невозможно переоценить то место, которое занимает в духовной жизни современной России отец Александр Мень, насколько много он сделал и, действительно, как привёл ко Христу, не к какой-то там традиционной вере (как часто спрашиваешь у людей, а почему вы в церковь ходите, а они говорят: ну как же, это традиционное православие, поэтому хожу в церковь).

Это страшный ответ, ужасный ответ, потому что даже если бы вера во Христа была бы для нас абсолютно чужой, абсолютно новой, абсолютно традиционной, мы бы всё равно были христиане, потому что со Христом – правда, со Христом – истина, со Христом – любовь. И потому мы Иисуса выбираем не за то, что тысячу лет русские люди были православными христианами, а совсем по другой причине: потому что в Евангелии – вся правда! И вот об этом прекрасно сказал отец Александр.

Ведь находились же в православии такие подвижники, которые говорили: нельзя читать Евангелие, надо читать наставления разных священников и т. д. но нельзя читать Евангелие! Был один такой христианский мыслитель православный, который просто редактировал упоминание о том, что кто-то читал Евангелие, – вычёркивал. Например, в книге говорится: «Когда я открыл Библию и нашёл там слова об этом...», он зачёркивает и пишет: «...и тогда я спросил священника об этом...» и дальше по тексту продолжает. То есть, понимаете, ориентировал своих читателей на то, что нельзя читать Священное Писание, а надо спрашивать у священника. Но это же абсолютно неправильно, потому что вся истина в Евангелии, всё в Евангелии! А мы часто говорим на исповеди: не успеваю читать Евангелие. Да можно не успеть прочитать газету, можно не успеть просмотреть новости, можно не успеть, в конце концов, прочесть какие-то замечательные книги, но как это – без Евангелия?! Без Евангелия высыхаешь сразу, без Евангелия лишаешься главного, понимаете?

Я записал себе на листочке, и даже одно время у меня долго висела у компьютера, фраза, которая меня поразила и ужаснула. Одна женщина сказала: я не люблю читать Евангелие, я люблю акафисты. Это же ужас какой-то, э то чудовищно, это страшно, это антихристианство настоящее! Потому что всё в Евангелии, вся правда в Евангелии, и как можно не любить Евангелие? Братья и сестры, это главное: если мы будем с Евангелием не расставаться, мы будем другими людьми, потому что Сам Христос через Евангелие с нами говорит и нас изменяет, и нам даёт лучшее, и забирает у нас дурное, и мы вырастаем благодаря этому. Действительно, слово библейское, оно обладает силой семени которое падает в сердце, прорастает и даёт плод. Вспомните притчу о сеятеле – ведь она об этом как раз. И поэтому, дорогие братья и сестры, давайте помнить, как важно не отрываться от Христа, как важно всегда быть со Христом, как выбирать Христа: не выбирать какую-то традицию, не выбирать те или иные древности и т. д., но выбирать Христа. Мне очень часто бывает больно, когда мы с вами забываем об этом и когда мы всё время ищем худшее, имея лучшее. Мне кажется, это очень важно, это по-настоящему серьёзно. Это главное, это сердцевина духовной жизни – Христос, быть с Ним, слышать и впитывать в себя Его слова, а не руководствоваться какими-то установками, какими-то советами, потому что это всё может увести в какую-то другую сторону.

Вы понимаете, сегодня политики очень любят ссылаться на православие, но при этом они не говорят: в православии Христос, а говорят: это наше многовековое, традиционное. Да ведь не в этом же дело! Язычество – ещё более многовековое, ещё более традиционное, не в этом же дело, а дело в том, что здесь истина, здесь Христос, Господь стоит посреди нас. И это главное, что нас держит в жизни, что силы нам даёт, что мудрость нам даёт. И давайте помнить, что когда мы причащаемся Святых Христовых Тайн, мы не просто получаем причастие из рук священника, но Сам Христос на Тайной Вечери даёт нам Святые Тайны, потому что это Он Сам голосом священника обращается к нам: «приимите, ядите, сие есть Тело Мое...» почему священник совершает Литургию в облачении, в епитрахили, в поручах и других видах облачения? Потому что он отдаёт на время Литургии взаймы свой голос, свои руки – отдаёт Христу для того, чтобы, используя руки священника, Сам Христос совершал Божественную службу и преподавал нам Святые Тайны. И из рук Самого Христа мы принимаем причастие, когда подходим к Чаше. Это только кажется нам, что священник преподаёт Святые Дары, а на самом деле это делает Сам Христос. И, действительно, трепет от этого охватывает, что ты отдаёшь свои руки Христу, что Христос действует, используя твои руки как свой инструмент, но ни в коем случае не больше. Вот мне хочется, чтобы вы это почувствовали и чтобы мы поняли с вами, что мы всякий раз, когда причащаемся Святых Тайн, становимся участниками Тайной Вечери Христовой. И когда мы говорим эти слова: «Христос посреди нас», то это не какая-то форма ритуальная, это не какое-то приветствие торжественное, а это главная правда нашей жизни, потому что Он, действительно, невидимо, но абсолютно реально пребывает среди нас. И давайте об этом всегда помнить.

Помолимся, попросим прощения, мудрости и сил. А я, недостойный иерей, властью Его, мне данной, прощаю и разрешаю вас от всех грехов ваших во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.