1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Мы – евхаристическое братство

Поздравляю вас, дорогие братья и сестры, с днями Святой Пасхи! Да хранит, да благословит, да укрепит вас Господь!

Вот сегодня, в этот день, когда в течение пасхальной недели, в пятницу совершается особое торжество в честь Матери Божией, мы с вами после Литургии совершили по такому старому деревенскому обычаю чин освящения воды. Но иногда, наверное, надо вспомнить и о тех традициях, которые, может быть связаны, прежде всего, с тем, что люди в прежние времена были на самом деле дальше от Бога, чем теперь. Ведь почему такое значение большое играло освящение воды, святая вода в жизни человека? Потому что люди очень часто годами не причащались. И люди даже не знали, что такое Божественная Литургия, не знали, что такое евхаристическая трапеза. И вот Евхаристию им заменял чин освящения воды. Поэтому, вот честно говоря, мне кажется, что на сегодняшний день этот чин имеет скорее такое историческое значение, значение воспоминания о том, как верили в Бога люди в прежние времена, когда действительно какие-то важные вещи от людей были закрыты. И, прежде всего, была, действительно, непонятна людям Евхаристия.

И надо сказать прямо, что, в общем, смысл и значение Евхаристии по-настоящему был открыт только в ХХ веке. И западные литургисты и подвижники в ХХ веке как-то поняли, действительно, смысл и значение Мессы в жизни христианина, и наши литургисты, прежде всего, конечно, о. Николай Афанасьев и о. Александр Шмеман – вот они сделали такой огромный шаг. И уже после них – о. Александр Мень.

Потому что главное, действительно, в христианской жизни, главная встреча со Христом, она происходит на трапезе любви, она происходит на евхаристической трапезе, она происходит, когда мы не только причащаемся Святых Христовых Таин, но прежде всего участвуем в Евхаристии все вместе, как ученики Христовы в Его Тайной Вечере.

И сегодня, в дни Святой Пасхи, вообще в пасхальные дни Евхаристия ещё имеет особый смысл какой-то эммаусской трапезы, когда вместе с учениками в Эммаусе совершил Иисус евхаристическую трапезу и дал ученикам хлеб и Сам стоял невидим, а они узнали Его в преломлении хлеба, и той евхаристической трапезы на берегу Тивериадского озера, о которой сегодня в начале Литургии мы с вами читали в Евангелии, когда после чудесного лова рыбы, Иисус взял хлеб, благословил и, благодаря Бога, подал ученикам Своим.

Вот эти драгоценные свидетельства Евангелия, в которых говорится о значимости евхаристической трапезы в жизни учеников Иисусовых. А мы должны помнить, что мы, христиане, – все ученики Иисусовы. Это всё стало понятно христианам уже в последнюю эпоху, в последний период нашей истории, вот в ХХ веке. И поэтому на самом деле, конечно, хотя удивительно трудным и страшным был ХХ век, который принёс в мир страшные, тиранические режимы – фашистский и советский, который таких диктаторов страшных вывел на авансцену истории, и столько крови было пролито в это время, но в то же время как-то и правда Христова воссияла особым образом. И, конечно, никогда человечество так много не читало Евангелие и так не было близко к евангельской правде, как стало оно в ХХ веке.

И вот, наверное, очень важно, чтобы всё-таки если ХХ век стал веком Евхаристии, то и очень важно, чтобы начинающийся XXI век тоже был веком Иисуса, и веком Евангелия, и веком жизни по Евангелию. Потому что как важно, братья и сестры, когда мы не просто считаем себя христианами, когда мы не просто молимся и постимся, не просто стараемся совершать какие-то аскетические дела, но вот участвуем в жизни других людей, помогаем тем людям, которые нас окружают, потому что: что сказал Сам Иисус о Страшном суде? Что нас судить будут за то, помогли мы ближнему или не помогли, накормили мы голодного или не накормили, напоили мы жаждущего или не напоили, одели мы голодного и нагого или не одели, приютили бездомного, посетили больного или заключённого или не сделали этого. И поэтому, действительно, очень важно, что у нас есть сегодня возможность и помогать беженцам, как это делают наши прихожане вместе с Викторией Мироновной и её сестрами, которых она собрала, так абсолютно вдохновенно и с действительно энтузиазмом Божиим – собирать одежду, собирать еду, крупу, консервы и т. д. для беженцев, которые живут в каких-то ужасных совершенно условиях и довольно далеко от Москвы, чтобы всё это собирать и отвозить им и, таким образом, хоть как-то устраивать их жизнь.

Я не могу не вспомнить и то, как наши братья и сестры кормят здесь бомжей в нашем храме. Это действительно очень не простая задача – их кормить, потому что они люди грубые, раздражённые, сломанные жизнью, и с ними трудно общаться. Но вот как героически с ними общаются, их кормят, утешают наши братья и сестры. А другие одевают их. А для того, чтобы их одевать, для того, чтобы давать им одежду, обувь, надо эту одежду и обувь собрать, а это тоже очень не просто. Я уже не говорю о Республиканской детской клинической больнице, в которую столько вкладывается и денег, которые собираете вы, наши прихожане, и любви, и силы, и времени. Это тоже очень большое дело. И, конечно, нельзя не сказать, что всё это, все эти дела, они, конечно, были бы невозможны, если бы только у нас с отцом Александром было бы такое желание сделать, если бы этого не делали сами прихожане, потому что здесь мы принимаем минимальное участие во всей этой замечательной, прекрасной и удивительной работе. В этом, прежде всего, участие принимают, конечно, наши прихожане, которые вкладывают, я повторяю, и силы, и время, и умение, и сердце, и деньги, всё, что хотите. И вызывает это, конечно, какое-то огромное чувство благодарности всем тем людям, которые не просто приходят в церковь для того, чтобы помолиться, поставить свечу и взять святой воды, но жизнь которых именно изменена Христом, жизнь которых стала по-настоящему другой.

И вот в эти пасхальные дни как всем хочется сказать огромное спасибо, как всех, каждого и каждую, хочется обнять, потому что, действительно, это наши совместные дела, они делают нас семьёй Иисусовой. Мы потому Его семья, мы потому семья Воскресшего, мы потому евхаристическое братство, что мы вместе всё-таки столько делаем. Вот как-то тут у нас разговор был на эту тему, и кто-то сказал, что, может быть, государство так нарочно делает, что на нас хочет всё свалить, а само устраняется от решения социальных вопросов. Ну, понятно, что наше бедное государство – это не Швеция и не Франция, не другие современные страны, где, действительно, государство берёт на себя очень много функций, которые, может быть, даже не присущи государственной власти, потому что государство – это, прежде всего, правопорядок, это полиция, милиция и т. д. Правопорядок – это государство. А вот что касается служения ближнему, то да, в современной Европе и в Америке, где государства такие развитые, берут на себя эту задачу. Но на самом деле это, конечно, задача верующих людей. И даже если государство её когда-то и у нас возьмёт на себя, дай Бог, что у нас будет всё развиваться хорошо, то мы с себя снимать её не должны, потому что какие же мы будем христиане, если мы не будем помогать нашим близким, если мы не будем служить нашим близким. Потому что именно служение человеку, которому плохо, служение человеку, которому трудно, именно оно и делает нас христианами. И надо об этом помнить. Потому что только об этом спросят у нас на Страшном суде. Нас не спросят, читали мы утреннее и вечернее правило, нас не спросят, как мы верили, нас ни о чём другом не спросят, а только о том, помогали ли мы людям вокруг нас или не помогали. Поэтому будем стараться от всего сердца служить тем, кто нас окружает, потому что, действительно, тогда у жизни появляется смысл. Тогда у нашего с вами существования появляется какая-то задача.

Вот что мне хотелось сказать. И, конечно, не только присутствующим, но и отсутствующим сегодня послать это праздничное «Христос воскресе!», в котором соединяется с любовью к нашему Воскресшему Спасителю именно вся наша евхаристическая семья, дорогие братья и сестры.

Христос воскресе!