1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Мы накормили тебя, Господи, когда Ты был голоден

Литургия

 

Я был голоден, и вы дали Мне есть, – говорит на Страшном суде Христос каждому и каждой из нас. – Я жаждал, и вы напоили Меня. Вот к чему призывает нас Господь: накормить голодного, напоить жаждущего, одеть нагого и прийти к тому, кто находится в темнице или болен. Оказывается, что вот эти добрые дела по отношению к тем, кому плохо, это есть основа христианской жизни. И тогда подумаешь о том, что нам, братья и сестры, всё-таки удаётся служить бездомным, давая им обеды, давая им пропитание в церкви, хотя это очень не просто, потому что они приходят грязные, и надо каким-то их накормить. Надо их обогреть, а они очень часто агрессивны, потому что живут где-то в подвалах, на чердаках, в лесу, в каких-то развалинах, я не знаю, где ещё могут жить такие бездомные люди. И вот наши братья и сестры кормят их, дают им еду. А другая группа прихожан собирает вещи и еду для беженцев и отвозит их в лагеря, в которых живут беженцы. А третья вместе с о. Иоанном работают в тюрьме и помогают заключённым, посещая тех, кто в темнице, как призывает к этому Христос. Другие собирают деньги на лечение больных детей из детской больницы и всё, что нужно им. И из этих, очень небольших, жертв собираются огромные суммы денег, благодаря которым, действительно, можно много сделать операций, а многим продолжить дорогостоящее лечение. И вот это всё, что мы с вами делаем, это, конечно, на самом деле очень немного, потому что можно было бы сделать гораздо больше. Но это всё-таки какая-то лепта, какой-то вклад в то дело помощи страждущим, которое так важно и к которому призывает нас Христос, рассказывая нам о Страшном суде, говоря нам о том, как Он будет судить нас. Можно подумать, что всё христианство заключается именно в том, чтобы помогать ближнему, чтобы собирать на ближних деньги, чтобы тратить на ближних деньги, чтобы тратить на ближних время и свою любовь, помогая тем, кому плохо, помогая тем, кому трудно. Но, оказывается, что если всё это делать без молитвы, если всё это делать без поста, если всё это делать без аскетической жизни, то тогда очень быстро станет ясно, что на всё это остро не хватает сил, что всё то доброе, что мы можем сделать, только заводит человека в тупик, потому что, оказывается, человек не способен на это доброе делание, потому что сил не хватает. Вот тогда становится ясным, в чём смысл нашей молитвы, тогда становится ясным, в чём смысл поста и аскетического делания. Потому что как крылья птицы дают возможность летать, так и молитва, и аскетическое делание дают возможность человеку, дают силы человеку для того, чтобы делать то доброе, что ждут от нас те люди, которым плохо. Да и нам самим не всегда бывает хорошо, но всегда в эти мгновения надо вспомнить о том, что другие находятся в худшем и очень часто значительно худшем положении. Так, в старых молитвословах вечерние молитвы всегда заканчиваются таким наставлением. Если когда ты ляжешь спать, тебе будет холодно, то припомни, что и другие есть такие, которые вообще не спят. Если будет у тебя мягкая подушка, отложи её и положи камень себе под голову Христа ради. Помни, что есть бедные люди, ещё беднее нашего, у которых нет ничего. Вот если мы будем помнить об этих людях и стараться по мере сил и возможностей помогать им, понимая, что в одиночку многого не сделаешь. Когда мы собираемся вместе, когда мы собираемся в церкви, тогда мы можем делать очень многое. Будем стараться творить добро людям, которые страдают, помогать тем, кому плохо, кормить тех, кто голоден, давать воду тем, кто жаждет, одевать тех, у кого нет одежды.

Я вот часто думаю, за эти 12 лет, которые мы здесь, в Столешникове, сколько всё-таки людей удалось одеть, сколько людей удалось накормить. И очень часто невозможно даже сказать, а кто же делал больше всего для этого. Потому что одни находили деньги на еду и одежду, другие приносили эту одежду и деньги, третьи её стирали и гладили, четвёртые раздавали, пятые, пятые, получив возможность накормить бедного, готовили эту еду, а другие её раздавали, а третьи мыли церковь после того, как уходили эти бедные люди. Вот тут все вместе как-то так много делаем, что нельзя сказать, чьё место, чей вклад важнее, потому что здесь мы всё делаем вместе. И это, действительно, делает нас христианами, и это делает нас учениками Христовыми, которые, действительно, могут сказать, что мы накормили тебя, Господи, когда Ты был голоден. С другой стороны, давайте подумаем, а как много не сделали мы того, что могли бы сделать. Поэтому не будем уставать молиться и поститься, потому что без молитвы и поста никогда мы не сможем даже руки протянуть тому, кто нуждается в помощи, по очень простой причине, потому ни на что это тогда сил не хватит. Силы даются человеку, который молится. Силы даются человеку, который предстоит Богу. Силы даются человеку, который отдаёт своё сердце Христу Спасителю и сердце которого горит, как оно горело у апостолов, когда они шли по дороге. Сердце, которое горит, когда к нам со страниц Евангелия обращается Сам Христос. Поэтому главная наша задача – от Него, от Господа нашего, не отрываться, и тогда, братья и сестры, Он даст нам силы на то, чтобы мы могли творить то добро, к которому Он Сам нас призывает Бог вас всех благословит.

 

С праздничным днём поздравляю вас, братья и сестры. Напоминаю вам, что приближается Великий пост. И вот эта, наступающая, седмица называется сырной, потому что в течение её уже не вкушается мясная, а только молочная пища. Поэтому те, кто собирается молиться по уставу, братья и сестры, имейте это в виду, что сегодня заговенье на мясо, последний раз согласно уставу вкушается мясная пища. Далее наступает сырная седмица. Но главный смысл поста как помощь, которая идёт нам, Божья; поста как катехизического училища, которое мы все проходим, как бы вновь становясь оглашенными, вновь готовясь к тому, чтобы стать христианами. Вот этот великий урок поста как школы, очень важно, чтобы каждый и каждая из нас прошли в течение наступающего времени, уже наступившего, потому что идут приготовительные к Великому посту недели.