1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Накануне Рождества

(Воскресная Литургия)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова, Иаков родил Иуду и братьев его. Иуда родил Фареса от Фамари и т. д.

Сегодняшнее Евангелие начинается с длинного-длинного списка имен, который нам с вами очень часто говорит мало о чем, потому что в связи с каждым именем надо вспоминать ту или иную книгу Ветхого Завета, то или иное ветхозаветное событие. А современникам Евангелия от Матфея каждое это имя говорило очень много, за каждым этим именем стояла живая память, такая же живая, как для нас все-таки жива память об Аврааме, об отце всех верующих, о котором вспоминает сегодня апостол Павел в послании.

Так вот, так же, как имя Авраама, так и имена всех остальных 14-ти, 14-ти и 14-ти поколений, которые перечислены здесь, в начале Евангелия от Матфея, все это значило – каждое имя. И каждый знал, каким был тот или иной праотец. Один был справедливым, другой суровым, третий гневным, четвертый злобным. Один был святой, другой ужасен, отпугивал собою людей и потомков от себя. И вот такая живая картина раскрывалась перед каждым, кто слышал начало Евангелия от Матфея. Абсолютно живая картина. Но если вдуматься, то оказывается, что совсем не 14 поколений прошло от Авраама до Давида и от Давида до вавилонского пленения и от пленения вавилонского до Иисуса. Поколений было больше, но вот почему-то в Евангелии выбрана именно эта картина: 14, 14 и 14.

Сразу приходит на ум мысль, что эта картина не столько фактическая, сколько символическая. Как бы все те, о ком упомянуто в Ветхом Завете, все бы предстали перед нами, как на иконе словесной, в этой картине: праведники и грешники, святые и ужасные люди – все вместе. И потому это, что пришедший к нам Иисус был не кем иным, но Сыном Человеческим, потому что Он пришел ко всему человечеству: и к праведникам, и к грешникам, и к святым, и к ужасным людям.

Нет, кто-то сказал недавно, как одна уважаемая дама с целью показать, каким еретиком был о. А. Мень, сказала: ведь он же и Бога называет Сыном Человеческим, вот до чего дошел! Понятно, что эта дама никогда внимательно не читала Евангелие, потому что она должна была бы знать, что Сам Иисус называет себя Сыном Человеческим, потому что Он от человечества пришел и к человечеству пришел. И вся Его миссия посвящена спасению, ибо Он, говорит Евангелие, или ангел в Евангелии, ибо Он спасет народ Свой от грехов их.

Христос приходит в этот мир для того, чтобы спасти каждого из нас, для того, чтобы из каждой и каждого из нас сделать нового человека, для того, чтобы открыть наши сердца навстречу Богу и навстречу друг другу.

Сейчас в мире уже все перепутано. Сейчас, конечно, есть очень много людей прекраснейших, которые не имеют никакого отношения к христианству, и есть множество страшных людей, которые считают себя христианами. Но вот в первые века, когда было все ясно, потому что за то, что человек исповедовал себя верующим во Христа, за это убивали, в первые века именно эти люди, христиане, поражали всех, кто их видел, тем, что они, зачастую совсем простые, зачастую безграмотные, но они были совсем другими, чем те, кто их окружал. Они несли свет добра, они несли свет радости.

И вот это миссия христианина в жизни – нести свет любви, добра и радости – она тогда была абсолютно ясна. Да на самом деле ясна она и сегодня, слава Богу. И сегодня не оставляет нас Господь и посылает в наш мир праведников, которые, сияя Богом, и нас с вами тоже делают другими и дают нам возможность пережить встречу с Богом своими молитвами и чистотою своей жизни.

 Он придет, говорит ангел, чтобы спасти свой народ от его грехов. Не какой-то особый, потому что каждый и каждая, все мы на земле, сколько нас ни есть, все мы Его. Вот о том, что все мы Его, вот о том, что все мы Его семья, об этом и говорит начало сегодняшнего Евангелия, этот странный и удивительный длинный список еврейских праведников и грешников, который очень часто отпугивает читателей от Евангелия от Матфея. Потому что, действительно, начинать чтение Евангелия с какой-то длинной генеалогической таблицы – это довольно сложно для читателя, который еще не знает, почему так. Но когда читаешь Слово Божие в пятый, в десятый, в сотый, в тысячный раз, тогда с каждым разом все больше и больше поражает эта удивительная картина, нарисованная на первой странице Евангелия от Матфея. Все человечество предстает перед нами на этой странице, ожидая, жаждя увидеть Богомладенца, жаждя прикоснуться к Нему, жаждя почувствовать Его прикосновение, жаждя пережить с Ним эту удивительную рождественскую встречу, которую мы все, братья и сестры, сегодня переживаем. Господь ждет, чтобы и мы тоже включились в это число людей, которые с радостью, трепетом, страхом, с болью иногда и снова с радостью ждут, когда же шагнет в этот мир Иисус. И что удивительно: есть очень много вещей на земле, которые мы можем сделать благодаря своему уму, благодаря своей воле, благодаря своей крепости, четкости, распланированности действий и т. д. А вот радость – неужели есть хоть один человек на свете, который может заставить себя радоваться?! Это невозможно! Радость не зависит от усилий нашей воли. Радость, она не достигается нами, как понимание какой-то теоремы, понимание какого-нибудь закона. Всего этого можно достичь упорством, трудом, работой. Нет, ничем этим нам не дается радость. Она дается только от Бога. И вот поэтому, когда говорит ангел пастухам: я возвещаю вам великую радость, ибо родился Христос Спаситель в городе Давида. Вот это великая радость, это самый большой дар от Бога, потому что это, чего своими усилиями не достигнешь. Мы можем сказать, конечно, говорит апостол: всегда радуйтесь. А ведь в мире столько горя, столько боли, столько несчастий. Но, вы знаете, человек, который не умеет радоваться, он и боли-то этой в  жизни на самом деле, и плакать тоже не умеет такой человек, отчаиваться, и переживать за другого, потому что это значит, что закрыто его сердце. Так вот, с радостью вместе в жизнь приходит и горе. С радостью вместе в  жизнь приходят и испытания. Все это дается нам вместе, потому что мы единая семья апостольская. Тот, кто хочет никогда не плакать, тот, кто хочет никогда не переживать боль, тот, кто хочет жить всегда в хорошем настроении, он должен уйти от людей, потому что у одних сегодня радость, у других сегодня горе. В нашей большой семье все перемешано. Поэтому, если мы хотим себя поставить в условия – бывают такие люди – чтобы никогда не огорчаться, мы должны полностью себя отгородить, включая самых близких, потому что и с ними что-то может случиться. А человек, который вот так себя отгородил от мира, он уже не способен воспринимать ничего. И радоваться он тоже не способен. Он способен пожирать там какие-то пирожные, котлеты или другие яства и чувствовать при этом полную пустоту своей жизни. Так все-таки бывает.

Тот, кому открыто горе, тому открыта и радость. «И Тебе Самой оружие пройдет душу. Да откроются помышления многих сердец», – говорит Святой Симеон Матери Божией. И Тебе Самой оружие пройдет душу – что это значит? Это значит, что и Тебя пронзит сквозь сердце, как оружием. Такова будет Твоя боль о людях, такова буде Твоя боль о человечестве. И это Симеон говорит Той, Которая как Мать всех радостей, открывает нам, что значит радость. Но и Она же больше, чем кто бы то ни было, переживает горе и боль за каждого и каждую.

Сейчас мы стоим на пороге всех этих событий. Можно сказать, но ведь сегодня мы только вспоминаем о Рождестве Христовом. Нет, это не совсем так. Каждый из нас вспоминает о Рождестве Христовом каждый день: и когда мы молимся по четкам, и когда читаем Евангелие, и в какие-то другие дни или моменты, или мгновения жизни. Но сейчас о каждом из этих моментов мы с вами вспоминаем вместе, мы переживаем не в одиночку, а всей церковью. И вот это общее, соборное, переживание Евангелия, общее соборное переживание того, как в мир пришел Христос, общее соборное переживание начала нашего спасения, оно очень важно, потому что именно через такие общие переживания, которые охватывают сразу всех в мире, раскрывается главное. И глаза человечества распахиваются на то, что происходит вокруг. Только задач наша заключается в том, чтобы эти великие дни Рождества Христова не превратить в простой фольклорный праздник, как это зачастую стремятся сделать средства массовой информации. Все, что угодно, но только не это! Да, разумеется, всякие фольклорные песни, хороводы и т. д. Но это к тому, что мы с вами переживаем сегодня, ну никакого, ни малейшего отношения не имеет. Потому что сегодня мы с вами, как волхвы, издалека приближаемся к той колыбели, устроенной в кормушке для скота, в которой родился Младенец Христос. Приближаемся, как те предки Иисусовы, которые описаны на сегодняшней словесной иконе. Приближаемся для того, чтобы принести Ему дары и воскликнуть: Осанна в вышних, благословен Грядый во имя Господне.

 

…когда подходили к Святой Чаше, когда причащались животворящего Тела и Пречистой Крови, то страх Божий, вера и любовь – вот три составляющие части нашего благоговения перед Богом.

Мы должны с вами понять, что страх Божий ничего общего не имеет с человеческими страхами, болезнями и фобиями. Страх Божий чист, говорит Библия. Это какой-то трепет и боязнь Бога оскорбить, от Бога отвернуться, сделать Ему больно. Этого не хочет ни одна верующая душа, это ей страшно.

Кто из нас сегодня не успел на исповеди сказать что-то, какие-то очень важные слова, но помните, что на исповеди священник «точно свидетель есмь», я только свидетель, и так как мы не можем с вами сейчас вместе принести все покаяние, попросить прощения за наши грехи, и Господь, Который омывает нас всех своею благодатию и человеколюбием, да простит вам всем ваши грехи во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь

Помните только, что самое важное – подходить к Чаше с чистым сердцем. А уж исповедь, когда ее удается принести полностью посредством свидетельства священника, иногда это технически бывает невозможно. Главное, чтобы она была вне зависимости от того, при священнике или без священника она принесена. Вообще говоря, люди, в основном, стараются, иногда любят исповедаться, иногда слишком. Но так бывает очень редко, что есть какие-то отдельные люди, которые боятся исповеди. Вот, братья и сестры, если у вас есть такое настроение – уклониться от исповеди, пересильте себя, возьмите в какой-то момент священника за …и скажите: мне все равно, что Вы плохо себя чувствуете, Вы опаздываете, Вы спешите, мне все равно, но дайте, я Вам скажу, что я должен или должна сказать. Вот это абсолютно необходимо для тех, у кого есть какое-то стремление ускользнуть от исповеди. Но если такого стремления нет, слава Богу, будем благодарить Бога за это, потому что это значит, если нет такого стремления – убежать от исповеди, это значит, что Господь принимает нашу бессловесную, нашу немую, нашу молчаливую исповедь. Это значит, что Господь прощает. Вот что значит, когда мы хотим исповедоваться, когда у нас нет стремления убежать от этого таинства. И вот подумайте, подумайте над этим.