1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Нет креста без Воскресения и нет Воскресения без креста

(Литургия)

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие братья и сестры, мы будем с вами причащаться Святых Христовых Тайн. Это момент, это мгновение абсолютно реальной встречи с нашим Спасителем, абсолютно реальной встречи со Христом. Конечно же, этот момент является, наверное, самым важным и самым прекрасным в нашей жизни. Мы становимся причастниками Его, причастниками Твоей, Господи, Тайной Вечери. И так важно, чтобы слова, которые произносит священник с Чашей в руках "Вечери Твоея Тайной днесь, Сыне Божий, причастника меня прими…", чтобы мы их понимали именно так, в буквальном смысле: приими меня, как причастника, как участника Твоей Тайной Вечери. Возьми меня, Господи, в число Своих ближайших, в число Своих любимых учеников. Ведь именно об этом мы просим в этой молитве. И особенно сегодня, когда мы вспоминаем Страстную Пятницу, когда мы вспоминаем, как взошел добровольно на крест наш Господь и как мучительно умирал Он за нас, за каждого и каждую, на кресте. В этот момент смысл Тайной Вечери, которая предшествует кресту, которая предшествует этому страшному и великому событию, когда Бог умер за нас во Христе Иисусе.

Конечно же, в этот день так хочется быть рядом с Иисусом Христом, рядом с Его крестом, вместе с Богородицей и любимым учеником, стоящим у креста. Этого так хочется, это такая великая привилегия, что мы можем это сделать. И, вместе с тем, как страшно это, потому что это требует от нас великой ответственности.

Мы часто говорим: нужно молиться, нужно читать Евангелие, нужно поститься. Да нет, не нужно, конечно – это привилегия наша, что мы можем молиться! Это удивительный дар Божий, что мы можем так же, как друг к другу обращаемся, обращаться к Господу. Это огромная привилегия, что мы можем говорить с Богом на "Ты". И вот об этой привилегии именно как о даре Божием, мне бы хотелось, чтобы мы подумали сегодня. Это великая привилегия, что мы можем участвовать в Тайной Вечере Христовой. Иногда говорят: христианин православный должен причащаться хотя бы пять раз в год, раз в каждый пост – Великий, Рождественский, Богородицын и апостольский, и в день своих именин. Но ведь опять-таки неправильное слово здесь "должен", "нужно". Это великий дар, дар, смысл которого, наверное, мы только поймем, когда уже пойдем к Богу, оставив здесь нашу плоть. Это удивительный дар – участвовать в Его Тайной Вечере. Это удивительный дар – разделить со Спасителем Его пост, когда мы с вами начинаем поститься, как постился Он. Опять-таки – это дар. И этот дар, как и все другие, получаемый от Бога, дает возможность нам радостно служить друг другу, помогать друг другу, поддерживать друг друга, в какие-то моменты заменять кому-то детей, а кому-то родителей, когда рядом нет детей или умерли родители. И таким образом строится церковь, когда мы стараемся, обогащенные жизнью в Божьем присутствии, стараемся помогать друг другу, стараемся поддерживать друг друга. Не то чтобы давать советы, не то чтобы требовать друг от друга, как ты должен поступить в данной ситуации, но именно друг другу служить. Как говорит Сам про Себя Спаситель, что Он пришел не для того, чтобы Ему послужили, но для того, чтобы стать слугой.

Вот когда над всем этим задумываешься, понимаешь, насколько, с одной стороны, богата дарами, а с другой стороны, насколько ответственна жизнь в присутствии Божием. Какую ответственность жизнь в присутствии Божием жизнь возлагает на нас, ответственность, которую невозможно было бы принять на себя, если бы не благодать Божия, если бы не эти дары. И вот давайте помнить, что одно в жизни церковной, одно в жизни верующего человека крепко-накрепко связано с другим. То есть дары, которые мы получаем, с тем служением, которое мы выполняем. И, конечно же, хочется сказать об этом в этот день Воздвиженья Креста Господня, в день, который соизмерим по значимости с Великой Пятницей, когда мы у Плащаницы оплакиваем мертвого Иисуса, хотелось бы в этот день сказать, что служение доступно каждому, что нет людей, человека, который не мог бы послужить другому. Даже самые тяжело больные люди, которые не встают с постели, и то им Бог дает послужить другим. Я сколько вспоминаю наших старых и больных прихожанок, которые уже не могли подниматься с постели, которые были лежачими больными, но вокруг них образовывался какой-то кружок. Люди, которые приходили им помогать, они от этих старых и совершенно больных женщин получали какую-то силу, получали какую-то радость. У постели каждого человека возникало какое-то маленькое сообщество, какой-то кружок верующих и единомышленников. И это очень важно, что каждый из нас, вне зависимости от того, юный или старый, здоровый или больной, образованный или необразованный, каждый и каждая из нас, когда мы в Боге живем, может послужить друг другу. И это служение будет совершенно удивительным даром для всех, для каждого и каждой из нас. Так складывается церковь, так складывается   тот, из нас с вами созидаемый сосуд, в который вмещается неизмеримое множество благодати Божией.

Вот давайте об этом подумаем сегодня и попросим за наши слабости, за наши грехи, за наше уныние и отчаяние, за то, что не хватает нам, Господи, сил, – за все за это попросим прощения, взирая со страхом и трепетом на Крест Христов и помня, что нет креста без Воскресения и нет Воскресения без креста.

И помня о том, что сегодняшняя Литургия особенная, потому что она как-то больше всего напоминает о Тайной Вечере. Литургия в присутствии уже воздвигнутого Креста, на который Он взойдет за каждого и каждую из нас. И за тех людей, которых мы считаем неверующими; и за тех людей, которых мы не любим; и за тех людей, с которыми мы ссоримся; за тех людей, которые, казалось бы, совершенно не имеют к этому отношения. И за них тоже умер Христос, как и за каждого и за каждую из нас с вами. Об этом нельзя никогда, братья и сестры, нельзя никогда забывать.

Бог вас благословит и укрепит! А я, недостойный иерей, властью Его, мне данной, прощаю и разрешаю вас от всех грехов ваших во имя Отца и Сына и Святого Духа! Аминь.