1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

О разных христианских традициях

 Литургия

(Мк 15: 22–25, 33–41)

 

Бог вас всех благословит, дорогие братья и сёстры!

К сожалению, таков церковный устав, что сегодня обычную Литургию, которая совершается по пятницам, до Пасхи уже совершили последний раз. В следующую седмицу, в следующую пятницу, будет постная служба. Совершенно для меня, честно говоря, загадочно, почему последняя седмица перед постом; в среду и пятницу, совершается постная служба. Это необъяснимо совершенно, как вообще и не совсем объясним тот устав, который Великим постом традиционно используется, чисто монашеский на самом деле. Но так или иначе уже полную Литургию мы до самой Пасхи по пятницам не будем совершать. Будет Преждеосвященная Обедня, Часы и Вечерня с причащением Святых Христовых Таин, так называемая Преждеосвященная Литургия. Ну вот так положено по церковному уставу, по многовековому закону богослужения, по которому живёт православная церковь, не изменяя его никоим образом. Ну такая у церкви традиция. Наверное, мы с вами ничего не можем сделать. Только вот Второй Ватиканский собор, все епископы католической церкви, когда они собрались вместе, причём, действительно, под председательством такого духоносного человека, каким был Иоанн XXIII, с участием действительно величайших людей. Епископ Войтыла, теперешний Папа, тоже был очень активным участником собора. Так что собор сумел эту средневековую машину богослужения изменить вот так действительно, что она стала соответствовать евангельскому духу, потому что очень часто богослужение соответствовало не столько евангельскому духу, сколько каким-то монашеским традициям средневековья. Всё-таки монашеские традиции средневековья и дух Евангелия – это не всегда одно и то же, понимаете. Вот когда нам кажется монашество – это уже всё хорошо, всё прекрасно. А на самом деле оказывается, что средневековое монашество далеко не всё идёт от Евангелия, а многое идёт просто от каких-то традиций, от уклада жизни. Поэтому, конечно, хотелось бы, чтобы всё-таки что-то в этом плане изменилось. Вот теперь в пост служить Преждеосвященную Литургию, честно говоря, мне как-то бывает грустно. Я чувствую, что в этом что-то неправильное, что людей лишают богослужения торжественного, лишают Божественной трапезы. В западной традиции Преждеосвященная Литургия только один раз служится – в Великую пятницу. И вот один раз в году западные литургисты всегда сравнивают восточную традицию с западными, армянскими, сирийскими. Вы знаете, в церквях Востока сохранилось очень много древнего, к апостольским временам восходящего. Вот мне кажется, что это всё серьёзно надо изучать на самом деле. И, конечно, наша очень большая беда, что мы живём изолированно. И мы совершенно не знаем, как живут христиане других традиций. Но хотя есть в Москве армянская церковь, но так спросить, а кто бывал в армянской церкви и знает, какое оно, армянское богослужение, то окажется, что никто. А на самом деле очень важно, чтобы христиане разных традиций как-то между собой общались и знали друг друга и знали, что они собой представляют

Посмотрите, есть такие ливанские христиане – марониты, которые несколько веков тому назад соединились с католиками юрисдикционно, то есть они живут под управлением Папы, но при этом у них совершенно свой обряд. И оказывается, что, скажем, в Соединённых Штатах, даже в медвежьих углах, там на севере Штатов, в отдалённых местах, есть маронитские церкви, потому что 20-30 маронитских семей, и они возводят церковь. И благодаря этому местные жители тоже оказываются знакомыми с этой древней христианской традицией. Ну, а у нас как-то этого нет. Как Пушкин говорит: ленивы мы и не любопытны. Может быть, поэтому, я думаю, многие люди даже не знают, что в Москве есть сирийский храм, где сирийцы, вот наша ближайшая соседка, которая продаёт ваксу у входа в наш храм, она ходит туда, в сирийский храм, потому что она сирийка, как вот большинство тех людей, которые работают в этих маленьких киосках. Она сирийка и ходит в сирийский храм. А в большинстве своём мы даже не знаем, что такой существует. А на самом деле, когда знаешь разные христианские традиции, когда как-то их сопоставляешь, то оказываешься ближе к Евангелию, потому что всё-таки все христианские традиции ведут к одному источнику, к апостольской церкви, вот к той церкви, которая выросла в особой совершенно ситуации, когда все ещё помнили, что говорил Христос, все держали в памяти. Дух Святой направлял людей ещё тогда к тому, чтобы записать ещё не записанное, сохраняемое в памяти Евангелие. К этому моменту истории христианской общины мы всегда должны стремиться, потому что тогда, действительно, мы будем ощущать живое присутствие Христа, живое Его присутствие в нашей жизни, живое Его присутствие в каждом мгновении нашей жизни. Поэтому будем к этому стремиться. И всё-таки будем не только своей личной аскетической жизнью заниматься, но иногда смотреть, а что представляют собой христианские традиции других народов, что сохранилось другого по сравнению с нами. Те же ассирийцы, армяне, арабы, христиане-арабы. Восток – это такое особое место, где очень часто сохраняется древнее. Будем вдумываться в то, что для нас дал Господь, сделав нас такими разными. Вот почему, сделав нас такими разными, Господь какое-то особое благословение пролил на каждый народ. Я помню, как-то лет 15 назад я участвовал в конференции, которая была в Тбилиси. И там были немцы, были литовцы, был грек. И вот как-то мы завтракали, и кто-то из друзей говорил: всё-таки Грузия – это земля, особо любимая Богородицей. А грек говорит: а я всегда считал, что Греция. А литовец говорит: а мы-то знаем, что Литва. Я говорю: а мы-то знаем, что Россия. Я-то вообще знаю, что не только Россия, но и Франция – это страна Богородицы, потому что Франция – это страна, которую Богородица любит особенно. Ну, мы тогда все рассмеялись и стали говорить, что, действительно, как хорошо, что вот мы знаем, что каждая страна особенно любима Богородицей. Вот особое благословение Господь и Его Пресвятая Матерь изливают на каждую страну, на каждую традицию, на каждый народ. И соприкосновение с этим огромным богатством, удивительным, прекрасным богатством, оно, действительно, даёт ощущение удивительной близости к Богу и удивительной радости о Боге. А всё-таки радость о Боге – это то главное, что изменяет нашу жизнь, то главное, что даёт нам возможность прикоснуться к истинности Божьего присутствия в мире, истинности Божьего действия в мире.

Вот об этом мне хотелось хотя бы немного напомнить вам сегодня. Да благословит Бог вас всех!