1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Оre et labore – молись и трудись

(Лк: 4, 14-19)

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Господь приходит в мир возвестить «лето Господне», возвестить благую весть нищим и исцелить убогих, укрепить слабых и освободить тех, кто связан узами. Могут быть различные узы: могут быть узы в  физическом смысле слова. Когда речь идёт о заключённых в тюрьму, это речь идёт и об узах в смысле психологическом, когда мы говорим о том, кто связан узами греха, узами высокомерия, узами злобы, узами зависти, какого-то неправильного мироощущения, узами лжи, в конце концов. Господь приходит освободить всех. И не случайно в первый день Нового года читается именно это Евангелие, которое сейчас прочли мы с вами. Мы прославляем Христа именно как освободителя, Который сделал нашу жизнь новой. Беда наша заключается в том, что очень часто  мы, считая себя христианами, думаем, что мы веруем. А мы, на самом деле, веруем не в Бога, не во Христа, а в какие-то свои идеи, очень часто в свою внутреннюю правоту. Это, конечно же, очень опасно, потому что это разрушительно. Как часто бывало, что люди, верующие в свою правоту, приходили куда-то, чтобы всё разрушить. Конечно, наша задача как христиан заключается, с одной стороны, в том, чтобы  молиться об этих людях. С другой стороны, наш задача заключается в том, чтобы давать отпор, потому что иногда люди говорят, что христианин – это человек, который должен всё принимать, который должен со всем смиряться, всё, что Бог даёт, всё надо принимать с благодарностью, – так говорят люди. Но не всё, что происходит в нашей жизни, даёт Бог: очень многое нам даёт не Бог, а человеческая глупость, человеческая злоба, человеческая хитрость. Это очень важно понимать, что не всё, что в мире происходит, от Бога. Ведь не могла же быть советская власть от Бога, это совершенно ясно. Не могло это, тот ужас, в котором мы были, не могло же это быть от Бога. Конечно же, нет! Не могли же быть от Бога те преступления, которые совершались, те убийства, которые совершались. Или вот, как было в одном из московских приходов, куда пришёл молодой священник и разрушил этот приход. В результате лишились прихожане своего храма только по злобе нелепой одного человека, с которым и до сих пор мучается настоятель там, куда его отправили. Ведь не от Бога же это всё, и это очень важно понимать, потому что иначе происходит какое-то смешение чёрного и белого, мы начинаем чёрное воспринимать как белое, возводя очи Горе. То же самое можно сказать, что болезни, из-за которых страдают миллионы людей, тоже не от Бога. Вот я, по десятилетнему опыту работы в Детской больнице, могу сказать, что очень часто болезни от злой человеческой воли. Хотя меня всегда убеждают руководители больницы, что это не так, но я-то знаю, что это так, потому что им запрещено об этом говорить, что детей с какой-то болезнью привозят из одного и того же города, и причина того, что дети страдают лейкозом или каким-то другим ужасным заболеванием, конечно, в том, что в этом городе или поблизости находится тот или иной оборонный объект, то или иное производство, которое отравляет атмосферу, в результате чего болеют люди. Или, например, это тоже у нас всегда, знаете, тайна, тайна, тайна, но оказалось, что в районе метро «Щукинская», где курчатовский институт, люди, которые там жили по 10, по 20 и больше лет, начали умирать от лучевой болезни. И врачи, конечно, разводили руками: откуда может быть лучевая болезнь? Да всё ясно: сотрудники института, когда он был организован, ядерный материал, который был отработан, просто-напросто выносили за ограду института в железных бидонах и закапывали там на глубине метра или полтора. Конечно, этими ядерными отходами люди облучались и заболевали. Вот это всё – что это, от Бога?! Да, конечно же, нет, это от человеческой беспечности, от человеческой глупости, от человеческой злобы, в конце концов, от какой-то страшной жажды власти, которая делает людей разрушителями, как это часто бывает с политиками нашими, как это было со Сталиным и т. д. Вот это, мне кажется, очень важно понять, что когда мы восстаём против таких явлений, мы не с Богом боремся, не противостоим Богу, а вместе с Богом боремся со злом. Так Господь укрепляет людей на то, чтобы бороться со злом, на то, чтобы противостоять злу и побеждать зло Добром. Я, например, никогда не забуду вот этот день, когда после августовского путча Борис Николаевич так посмеялся на фразе по телевидению, несколько коварно улыбаясь, сказал Горбачёву: «А я тут Указ заготовил...», – и подписал этот Указ и уже после этого огласил его. Это был Указ о запрещении КПСС, одной из самых преступных организаций в истории человечества, одной из самых страшных организаций, которая дала таких палачей, какими были Берия, Сталин, какими были Дзержинский и Ягода, каким был Андропов, и т. д. Я до сих пор вспоминаю этот день, как день невероятно радостный, потому что этот вот действительно большой человек и простой человек, потому что Ельцина никак нельзя назвать интеллектуалом, восстал против того зла, которое душило и насиловало нашу родину в течение 75 лет. Конечно, для Горбачёва как для генерального секретаря это был удар, потому что, вы прекрасно помните, как вначале своего царствования он с такой гордостью разъезжал, в первую очередь кланялся памятнику Ленина, чуть ли не падая перед ним ниц на колени, потому что понятно: человек насквозь пронизан коммунистическими идеями... Конечно же, если бы не великий Рейган, то никакой бы перестройки не было, если бы этот великий христианин не надавил бы на Горбачёва, не надавил бы, действительно, смелыми идеями, потому что это был не профессиональный политик, и тогда, когда профессиональные политики как-то старались находить общий язык. Когда Брежнев позвонил Никсону и сказал, что он вводит войска в Чехословакию, Никсон согласился с этим, а Рейган бы сказал: мы этого не допустим, потому что это преступление. Мне было тогда мало лет, но я пережил это как страшный удар, я после этого стал лютым антисоветчиком, потому что мы все так любили молодую чешскую демократию, когда, действительно, начались свободы, когда христианской религии в Чехословакии была дана свобода и другие демократические возможности, вот этот чудовищно злобный человек Брежнев вместе с преступником уголовным Сусловым вводит войска в Чехословакию. Я никогда не думал, что эти времена пройдут. Я считал, что мы так и умрём при советской власти, что мы так и умрём, переписывая от руки Евангелие или, в крайнем случае, получая книги религиозные в подарок от наших западных друзей, которые, рискуя тем, что у них отберут дипломатические паспорта, провозили эти книги в Россию советскую для того, чтобы они были у людей. Ведь вот это же сейчас никто не помнит почему-то. Люди голосуют за коммунистов, люди голосуют за других хулиганов и почему-то не помнят о том, что было, почему-то не помнят о том, как были закрыты церкви, почему-то забыли о том, что, если кто покрестит ребёнка, выгоняли с работы. Я не могу понять, где память, почему об этом забыли. Почему забыли о том, что вообще запрещалось издавать религиозные книги? Почему забыли о том, что, если учительница что-то сказала о религии, о Боге в школе детям, то её тут же бы выгнали, растоптали, разорвали на куски? Почему-то люди говорят: при советской власти было хорошо, а теперь всё плохо. Начали заговариваться до того, что реформаторы, которые вот это всё сделали, что теперь свобода, что они преступники, что их нужно судить. Ну как так можно говорить?! Это совершенно невозможно, потому что мы, действительно, жили хуже, чем при фашизме немцы, потому что там Гитлер был ужасен для других народов, а советская власть была ужасна для собственного народа. Об этом почему-то забыли. Я абсолютно не могу понять, почему это забыли все, это забыли наверху, это забыли большие люди, это забыли писатели, это забыли простые люди, что всё это было. Да я уж сколько раз говорил, как уродовали книги. У меня есть прекрасная книга о спелеологах французских, о том, как они спускались глубоко в пещеру, и в этой книге была глава о том, как священник спустился в пещеру вместе с ними и отслужил литургию там, на глубине полтора километра, глубоко под землёй. И, конечно, эта глава была при переводе исключена как не представляющая интереса для советского читателя. Или в прекрасной книге Альберта Швейцера об Африке всё, что касалось религии, хотя переводчик всё перевёл, всё было вычеркнуто цензурой, и книга вышла в абсолютно изуродованном виде. Всё было изуродовано, всё сознание человеческое. Почему об этом забыли?! Теперь настали совершенно другие времена, и, конечно, мы должны добиться того, что вот эта свобода, дарованная нам от Бога, но свобода, которая привела к тому, конечно, чего люди хотели, потому что люди помогали Богу. Мне кажется, вот это очень важно понять, что Бог часто ничего не может без нашей помощи. И наша задача – помогать Богу в делах Божьих, а не просто так ждать, когда что-то изменится. Что же касается нашей больницы, когда какие-то люди говорят: вот вы столько волнуетесь по поводу того, что нет лекарств, вы ищите деньги на операции, на медикаменты, на приборы: молиться надо! И так, знаете, осуждающим тоном, проникновенным, что вот вы, отец Георгий, всё хлопочете, хлопочете, а молиться надо! На самом деле это мы верующие, а вы, конечно, безбожники, вы-то, конечно, в Бога не веруете, молиться надо, они говорят. Так вот, конечно, молиться надо и изо всех сил, со слезами, но это не значит, что не надо трудиться. Мы знаем, как трудилась в поте лица княгиня Елизавета Фёдоровна, как всю жизнь трудилась, создавая дома милосердия и устраивая жизнь отверженных, бездомных, умирающих, мать Тереза, сначала в Индии, а потом и в других странах. Мы видим, что это великие труженики, что жили они все, действительно, по принципу, который когда-то святой Иероним сформулировал: ore et labore – молись и трудись, потому что одно без другого бессмысленно, как бессмысленны труды без молитвы, потому что они безблагодатны, как бессмысленна и молитва без работы, потому что она ленива, потому что она несерьёзна, потому что это самообман какой-то, а не молитва. Вот как говорят люди, принося деньги для детской больницы: здесь совсем мало, говорят они, передавая конверт. Но, знаете, что это «мало» иногда больше, чем много, потому что из этих даяний складываются очень большие суммы. Эти малые даяния, собираемые вместе, действительно, становятся чем-то таким, что может переделать судьбу маленького человека, что может спасти его от смерти. Если простой человек, пенсионер, или человек, работая, получающий маленькую зарплату, не может пожертвовать многим, это естественно, но когда нас много, мы, действительно, вместе можем делать огромные дела и, действительно, их делаем. Ведь вот в чём заключается это чудо! Если оглянуться назад и подумать, сколько детских жизней было спасено за эти 10 лет благодаря прихожанам космодемьянского храма, то это будет настоящим чудом, потому что это сотни жизней, сотни детей с очень тяжёлым диагнозом, болезни которых были побеждены благодаря зачастую тем малым даяниям, которые приносят наши прихожане, которые приносите вы. Конечно, за эти годы мы потеряли тоже очень многих детей. Но когда подумаешь о том, как боролись за их жизни, как боролись за их жизни врачи, как боролись за их жизни добровольцы, как искали для них кровь, потому что для многих больных с заболеванием крови необходимо каждый день вливание тромбоцитов. Для этого нужно, чтобы каждый день в больницу приходили доноры, и вот наши добровольцы находили людей, а это совсем не просто – найти доноров, потому что для этого надо натощак приехать в больницу, сдать анализы, потом узнать, каковы результаты, и только потом, через несколько дней, снова ехать в больницу, на край города, для того чтобы сдать кровь. Значит, надо два раза отпрашиваться с работы или не ходить на занятия, на учение, так как два дня уходит, это будние дни, не воскресные дни, значит, это довольно сложно чисто технически – сдать кровь, и, тем не менее, одни находили доноров, другие сдавали кровь, третьи изо всех сил лечили этих детей. Вы знаете, встречаешься с доктором и видишь, какое у него чёрное лицо от отчаяния, что он не сумел помочь этому ребёнку. И в этом тоже сколько дел, сколько любви и сколько ежедневной работы! И вот когда это всё оценишь, знаете, в некоторых больницах почему-то складываются страшно конфликтные отношения между церковью, которая помещается в больнице, и врачами, и родственниками и т. д. Это как раньше говорили: bellum omnium contra omnes – война всех против всех. У нас этого никогда не было, у нас все работали одной командой: и врачи, и добровольцы, и родители, и сами дети – все всегда представляли одну команду. Когда подумаешь, сколько сделано за эти 10 лет, то, конечно, удивляешься этому, но повторяю, что всё это было бы невозможно, если бы не вы, прихожане космодемьянского храма, и ещё множество друзей нашего прихода не участвовали в этой работе своей постоянной помощью. Вот вам пример того, как Бог делает Свои чудеса руками людей. Конечно, можно только благодарить Бога за то, что Он укрепляет нас всех на все эти дела, потому что без Него мы ничего бы не смогли сделать. Если бы это было просто какое-то добровольное общество помощи детской клинической больнице, у этого общества ничего бы не получилось. Но, повторяю, что получается благодаря Господу-Богу. И как тут не вспомнить слова нашего Господа и Учителя из Евангелия от Иоанна, когда Он говорит: без Меня не можете делать ничего. И мы прекрасно понимаем, что все эти годы с нами был Христос. Все, кто трудится в больнице, все мы прекрасно понимаем, что все эти годы мы жили молитвенной поддержкой нашего дорогого отца Александра, мы жили молитвенной поддержкой других праведников. Мы жили молитвенной поддержкой, но мы жили и его смелым решением – придти в больницу и начать там работать. Это тоже было совершенно неожиданно в те времена, это первые годы перестройки, когда он сказал: «Идём в больницу детскую, идём в самые трудные отделения, будем там работать!» Это было абсолютно новым. Теперь почти во всех больницах церкви, священники есть, тогда ничего подобного не было, но отец Александр сразу сказал, что мы будем не только учить детей, мы будем не только проповедовать слово Божие, но будем искать деньги для того, чтобы покупать лекарства, для того чтобы поддерживать то, что делают медики, для того чтобы мы были одной командой.

Вот это всё как-то передумываешь, когда переходишь через календарные даты. Я думаю, это очень важно, дорогие братья и сестры, что мы не просто собираемся в нашем космодемьянском храме для молитвы. Очень важно, что мы трудимся вместе, и очень важно, что мы все в этом принимаем участие, включая и самых бедных, включая и тех, у которых совсем нету денег, потому что даже они что-то приносят, и я всегда говорю, что этот дар – он самый драгоценный, потому что это не от богатства что-то человек отдаёт, а отдаёт всё, что у него есть, как вдова в Евангелии, которая отдала последние две лепты. Вот так поделились и многие наши прихожане, многие из которых получают грошовую пенсию. И, конечно, за всё это сердце переполняется  благодарностью Богу – благодарностью Богу за людей, которые нас окружают. И опять же за людей – благодаря Божьему благословению, Божьей поддержке, которые окружают нас в космодемьянском храме, мы с отцом Александром не устаём благодарить Бога, за всех вас. Конечно, это, действительно, огромный дар от Бога – вот та настоящая, духовная, дружба, узы которой связывают нас, космодемьянских прихожан. И это особенно чувствуешь, когда болеешь, когда не можешь каждый день бывать в храме, когда оторван от ежедневной жизни, когда особенно чувствуешь, что тебе нужна не только молитва, что тебе нужно не только участие в богослужениях и таинствах, что тебе не менее нужно быть вместе со всеми братьями и сестрами, прямо по слову псалма: «Как хорошо и прекрасно жить братьям вместе!»

И давайте молиться и трудиться, чтобы и наступивший, страшно сказать, 2004-й год, чтобы он тоже был годом трудов, годом молитв и годом Божьего благословения, «лето Господне благоприятное»!