1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Пасхальная радость

(Литургия, Ин 6: 48–54)

Как-то, братья и сестры, иногда люди жалуются на то, что постом всё было хорошо, а потом вот на Пасху человек расслабился. А ведь на самом деле всё происходит совсем по-другому.

Пасхальная радость всё больше и больше захватывает нас. И как-то, если в первые дни Пасхи, пасхальную ночь, она казалась какой-то неоформленной, непонятной, то чем дальше проходят пасхальные дни, тем больше захватывает нас и пасхальное богослужение, и песнопения пасхальные, и чтение Евангелия, в котором говорится о том, как обращается к ученикам воскресший Спаситель, как является Своим ученикам, а значит, и нам с вами Он открывает тайну Царствия Божьего.

И вот очень хотелось бы, чтобы, действительно, всё больше и больше охватывала нас в эти пасхальные весенние дни радости о Господе воскресшем, чтобы мы с вами были носителями этой радости. Потому что, на самом деле, что мы можем сказать неверующим людям? Мы ничуть не лучше неверующих людей. Среди неверующих людей есть много людей, которые нас умнее; есть много людей, которые достойнее; есть много людей, которые нас глубже с точки зрения уровня их мышления, с точки зрения, скажем, вот какой-то философской или другой подготовки. Что мы можем им сказать? Единственное, что мы можем сказать неверующему миру, – это от сердца к сердцу передать радость о Господе воскресшем. Вот эта пасхальная радость – это то главное, что составляет содержание христианства, и то главное, что мы можем передать людям. Потому что всё остальное, на самом деле, может быть, у них есть даже больше, чем у нас. Потому что есть такая манера говорить, что у них ничего нет, у нас всё есть. А на самом деле у нас есть только одно – это радость о Господе воскресшем.

Вот если мы сумеем как-то от сердца к сердцу не словами, другими способами передавать эту радость людям, то это будет значить, что уже наша жизненная миссия исполнена. И то главное, что мы должны сделать, – пойти и научить людей, что мы это уже сделали. И, вот знаете, как мне представляется, что иногда это бывает сделать, действительно, чрезвычайно важно. Потому что у человечества есть жажда этой радости, и очень часто человечество, люди не знают, откуда ее почерпнуть. Люди ищут эту радость в искусстве, ищут эту радость в музыке, ищут эту радость повсюду, в путешествиях и т. д. И вот очень часто все-таки оказывается потом, что что-то главное не находится; что вот всё, что окружает это главное, уже есть, а главное не находится. И вот как меня потрясает, действительно, дорогие, как когда в разных городах России устраиваются встречи и вечера, посвященные Туринской плащанице, как люди открываются. Люди, которые раньше никогда не ходили в церковь и вообще, может быть, считали, что в церкви только старые люди, малограмотные, задавленные жизнью. Но вот когда они прикасаются к тайне смерти и воскресения Спасителя через это, то, что новое им открывается от Туринской плащаницы, то тогда, действительно, происходит какая-то совершенно особенная встреча. Поэтому как важно, вот я всё время думаю, как важно, чтобы выходили какие-то новые книги, как важно, чтобы люди узнавали не только в Москве, но и в других городах, вот о каких-то таких, самых существенных, вещах. О том, что в Евангелии, о том, что говорит нам Плащаница Христова. Вот это же чудо, действительно, что среди этого великого множества каких-то появившихся в средние века реликвий, которые потом исчезли, или сгорели, или были, может быть, сознательно уничтожены, потому что понятно, что они были подложными, или просто как-то так растворились.

Вот осталась Плащаница вопреки всему. И горела она, и исчезала, и осталась. И несёт она на себе не только следы крови Христовой. Потому что, действительно, стоишь перед ней и видишь следы Иисусовой крови, но несёт она на себе и ту правду о Воскресении, потому что, покинув эти гробные пелены, воскрес из гроба Христос. Поэтому, конечно, можно только порадоваться за тех, кому сейчас мало лет, кто тогда, когда в 25-м году откроют снова Плащаницу, обязательно поедет в Турин и обязательно будет там у Плащаницы. Это, да, тем, кому, кто улыбается, кому мало лет (смех), они поедут, а мы – неизвестно уже, скорее всего, что не поедем, потому что будем взирать из иных миров на это. Вот младшим такое задание – накопить денег и в 25-м году, что бы ни делали, быть у Плащаницы.

Бог вас всех благословит!