1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Приблизилось к нам Царствие Божие

Литургия

(Лк 10:1-15)

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

…приблизилось к нам Царствие Божие. Наша с вами задача – именно жить, ощущая это; жить, ощущая близость Царства Небесного; жить, ощущая близость Божию, которая осуществляется в отношениях между людьми прежде всего, которое чувствуется во всём. И вот поэтому, братья и сестры, давайте никогда не забывать эти евангельские слова: приблизилось к вам, говорит Иисус, Царство Божие; чувствовать, что оно близко, по-настоящему необходимо, потому что только это ощущение близости Царства делает нас по-настоящему новыми людьми, делает нас, как говорил о. Валентин Свенцицкий, гражданами неба. А это очень важно для нас – быть именно гражданами Неба, а не какой-либо общности и какого-то другого образования.

Вот надо сказать, что вчера, когда праздновался Богородичный праздник, день Казанской иконы, меня как-то очень коробило то, что и по телевидению, и по радио, и в очень многих проповедях говорилось, в основном, об исторических обстоятельствах, я бы сказал даже так: политических обстоятельствах использования Казанской иконы Божией Матери в решении каких-то политических вопросов в истории России. Всё-таки в какой степени это разные вещи – политическая история и Божий замысел, политическая история и близость Божия, политическая история и присутствие Богородицы среди нас. Конечно, какая-то это нелепость – говорить о том, что 4 ноября надо сделать каким-то всенациональным праздником, потому что это, во-первых, не имеет никакого отношения к истории. Вчера очень хорошо сказал В. Л. Янин, замечательный историк, о том, что только те, кто не знает истории, утверждают, что в это время закончилось Смутное время, смутный период истории. А во-вторых, как можно брать какое-то бесконечно далёкое событие? Ведь Смутное время для нас – это примерно так же, как эпоха египетских пирамид, и там Иван Грозный, ещё что-то такое, это безумно от нас далеко. Можно брать вот эти какие-то вещи и делать их чем-то национальным?! Понятно, что были у разных народов периоды, когда, действительно, какое-то историческое событие объединяло весь народ. Но в русской истории таких периодов не было, и это надо признать откровенно. Я думаю, даже больше, что русская история на самом деле ещё не началась. Была история каких-то междоусобиц – княжеских, царских и т. д. Была история каких-то политических событий, которые ушли в прошлое. А вот христианская история России, она на самом деле только должна начаться. И в чём-то от нас зависит, начнётся эта история или не начнётся. И будет действительно наша вера ощущением близости Царства Божия или каким-то непонятным совершенно переживанием отдельных исторических событий прошлого. Совершенно же ясно, что все властители использовали религию в своих целях, использовали чудотворные иконы, объявляя, что икону надо куда-то принести и т. д. Но это ничего не изменяло. А всё изменяет на самом деле Божий замысел. И вот когда в России будет действительно больше верующих людей, тогда что-то изменится. Ну, а для того чтобы в России было больше верующих людей, для этого верующими прежде всего должны быть мы с вами. Вот это очень важно, чтобы мы были по-настоящему верующими людьми, ощущающими близость Божию, благодать Божию, ощущающими Божие присутствие в нашей жизни. А ведь разве это не кощунство – говорить о том, что Сталин велел облететь на самолёте с Казанской иконой вокруг Москвы и Питера для того, чтобы спасти Москву и Питер от наступления немцев. Совершенно ясно, что Сталин, хотя он был семинаристом, никакого отношения к вере в Бога не имел. Такой жестокий человек, такой патологически ненавидящий людей человек, каким был Сталин, конечно, ничего общего с верой иметь не может. И, конечно же, это, правильно сказал о. Андрей Кураев, что это всё какие-то нелепые мифы, за которые стыдно даже, когда их люди распространяют. Так вот, понимаете, очень важно, чтобы вера была нашим личным сокровищем, чтобы вера была нашим личным достоянием. Не какой-то общеполитической идеей, понимаете, а нашим сокровищем. Я очень боюсь того, что вот сейчас делают веру чем-то официальным, объявляют религиозные праздники официальными, а тем самым людей отвращают от веры, потому что всё, что официальное, то неправда: мы как-то к этому уже привыкли. Скажем, для меня всегда было очень дорого и важно, что для того, чтобы участвовать в пасхальной службе, надо было преодолеть кордоны этих самых милиционеров и т. д. И другой публики, которая не пускала. И было очень важно, что 7 января, Рождество Христово, был рабочий день, что ночь проведёшь в церкви, а потом идёшь к студентам. И никто тебя, потому что ты православный человек, не освобождал от работы в Рождество Христово. А вот теперь же 99 % не идут в церковь, а просто используют его как свободный день. И был какой-то, понимаете, замечательный вызов личного общественному в той ситуации, которая была раньше, когда на Пасху приказывали идти на субботник в самый Пасхальный день. То есть часто после Пасхальной Заутрени, после службы, сразу бежишь на этот несчастный субботник: у нас практически все, конечно, участвовали.

Была только одна в нашем Инязе преподавательница – Юдифь Матвеевна Качан, которая никогда не приходила на субботник, если это была Пасха. И она всегда громко говорила на полинститута: «Я еврейка, я не христианка. Но у меня очень много друзей, православной молодёжи, которым негде праздновать Пасху. И поэтому я устраиваю для них праздник. На субботник придти не могу». Ну вот были такие по-настоящему святые люди, как Ю. М., которые так открыто и прямо говорили о том, почему они не приходят на субботник, и устраивали, действительно, для православных молодых людей, у которых родители были неверующими, часто агрессивными людьми, устраивали праздник замечательный; день они проводили у неё дома на Юго-Западной. И я иногда к ним присоединялся, потому что было, действительно, прекрасно.

Так вот, мне кажется, что очень важно, чтобы вера наша была нашим личным сокровищем, объединяющим людей общей тайной, а не какими-то такими общегосударственными принципами. Я поэтому боюсь огосударствления сегодня церковных праздников. Вот на той неделе будут голосовать за то, чтобы уже не 7 ноября, а 4 ноября был общегосударственный праздник. Я не знаю, не входит это в моё сердце. И потом, когда церковный праздник объявляют люди заведомо неверующие, достаточно посмотреть на наших депутатов, чтобы понять, что к Господу-Богу они не имеют никакого отношения, это тоже какая-то неправда. А мне кажется, там, где Бог, где вера, там нет места никакой неправде, ни в какой форме, ни в какой степени. И там нет места компромиссам, нет места какому-то использованию, потому что государство всегда стремится использовать веру в своих интересах. Вот сейчас новая идея родилась в администрации, что нужно использовать церковь в целях повышения рождаемости. Церковь будет бороться за повышение рождаемости, и тогда в России не уменьшится народонаселение к 2050 году. Но ведь не для того Христос основал церковь, чтобы бороться за рождаемость. Не для того приблизилось к нам Царство Божие, чтобы решались какие-то социальные вопросы. Это всё, во что мы верим, всё, к чему зовёт нас Христос, неизмеримо больше всех этих политических установок, директив и т. д. Вот мне очень хочется, чтобы мы с вами не только знали о том, что Христова правда, она неизмеримо больше любой другой, но чтобы мы могли передавать это ощущение другим людям. Потому что очень часто понимаешь, что человек не приходит к Богу только по одной причине, потому что он считает, что наша вера – это набор каких-то расхожих истин. А вот эта огромная правда Божия, которая в нашей вере заложена, она остаётся вне поля зрения. И часто говорят прекрасные люди, красивые внутренне люди: «Ну что такое ваша вера? Это всё не так, и без церкви интеллигентный человек этим живёт, потому что интеллигентный человек не крадёт, не прелюбодействует, не нарушает других заповедей; он живёт какими-то идеалами, а не приземлённо. И что даёт христианство? Ровным счётом ничего!» вот так говорят люди, которые именно не почувствовали безмерную огромность правды Божией.

И в нашей с вами жизни бывают трудные ситуации на работе, трудные ситуации дома, с родителями, у кого – с детьми; ситуации, которые загоняют в угол, ситуации, которые разрушают, и т. д. Но когда вдруг прикоснёшься к правде Божией, то понимаешь, что всё можно пережить, что всё это не так страшно, потому что с нами Христос и потому что приблизилось к нам Царство Божие, которое не похоже ни на како другое их царств: Царство Божие, которое безмерно больше любого другого царства и любых человеческих установлений. Человеческие установления есть и прекрасные, есть и замечательные, но Царство Христово неизмеримо прекраснее всего этого. И вот почувствовать всё это и попытаться иной раз даже без слов передать другому, потому что слова подчас бывают бессильны, – как это важно, как это необходимо, как это нужно!

Бог вас всех благословит! И будем помнить, что оно, Царство Божие, действительно, приблизилось к нам.