1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

Принимать в себя слово Божие благоговейно, чтобы от нас произрастало

(Литургия, Мк 4: 1–9)

 

Братья и сестры, дорогие, мне хотелось вам напомнить, что в этом евангельском чтении, которое мы с вами сегодня слышали во время Божественной Литургии, Спаситель говорит о том, когда сеял сеящий, одно упало при дороге, другое на камни, третье зерно упало в тернии, где тернии выросли и заглушили его, а другое – на добрую землю и принесло плод в 30, в 60 и в 100 раз.

Мы начинаем задумываться: а все-таки вот мы – это кто? То семя, которое упало при дороге, или в тернии, или на каменистую землю или, может быть, мы есть что-то такое, упавшее в добрую землю?

На самом деле, конечно, в нас есть все. В нас есть и то, что падает при дороге, потому что есть в нас что-то такое, что позволяет вырвать из нашего сердца слово Божие. Но есть в нас и доброе. Есть в нас и тернии, которые заглушают слово Божие. Есть в нас и каменистая земля, которая дает быстрые всходы, но потом на солнце все быстро засыхает. Все это есть в нас, и наша задача жизненная заключается в том, чтобы умножать в себе добрую землю, чтобы умножать в себе землю плодородную, которая принимает семя слова Божьего в свое сердце и приносит плод. Вот это уже очень много лет назад владыка Антоний напомнил в своей книге "Молитва и жизнь", что слово смирение, по-латыни  humilitas, происходит от латинского слова humus, земля, в которую падает семя, добрая земля. И он говорит, в том и заключается смирение, чтобы принимать в себя слово Божие благоговейно, чтобы от нас произрастало. Вот эта земля, она ниже всего, ее топчут ногами, но она принимает в себя семя, и из нее вырастает новое дерево или новый колос, новый плод.

Вот и нам с вами тоже надо умножать в себе смирение и стараться уходить от тех качеств, которые превращают нас в каменистую землю или превращает нас в землю при дороге, откуда всякий может взять зерно и унести, взять себе. И еще мне хотелось бы вам напомнить, хотя я об этом уже много раз рассказывал, как делают в Латвии крестьяне. Там, где лежат на полях большие камни, их невозможно никак убрать с поля. Что же делать? И они тогда вырывают яму, сваливают в эту яму, скатывают камень и засыпают землею. И уже сверху пашут и сажают зерно.

Вот и нам с вами тоже надо уметь эти дурные качества наши куда-то сбрасывать глубоко для того, чтобы они не мешали нашему смирению.

Вот что мне хотелось сказать, братья и сестры. Да хранит, да благословит, да укрепит вас Господь.