1984 г.
фото из
домашнего
архива
Георгий
Чистяков

В исповеди без слов больше всего присутствует Сам Господь

Литургия Преждеосвященных даров

 

 

...литургия Преждеосвященных даров, во время которой будем причащаться Святых Христовых Таин. Мы будем приступать к Святым Тайнам с вами и молиться вместе. Хотя сегодня и не совершается полный чин литургии, не совершается Таинство Евхаристии, мы причащаемся теми Святыми Тайнами, которые были освящены во время воскресной литургии. Такой обычай у христиан Востока, так поступают в седмичные дни Великого поста, когда не совершается по таким традиционным причинам Таинство Евхаристии. Но поскольку мы причащаемся Святых Тайн, подходим со страхом Божиим, верою и любовью к Святой Чаше, Сам Господь выходит навстречу нам. Вся эта служба сегодняшняя, конечно, есть служба поклонения Христу Спасителю, присутствующему среди нас в Святых Тайнах.

Давайте подумаем о том, что мы пришли сюда с покаянным сердцем, принесём Богу в этот день сердце сокрушенное и смиренное, которое Бог не уничижит. Наверное, хотя нам этого очень хочется, не самым необходимым перед тем, как мы причащаемся Святых Таин, является словесная исповедь. Вероятно, словесная исповедь уместна субботними вечерами во время Всенощной, ещё в какое-то время. Но уже когда совершается Литургия, тут, конечно, не до исповеди. Тут, наверное, мы с вами должны исповедать грехи молча, без слов сказать Богу самое главное, сознавая, что если мы с вами верующие люди, мы должны понимать, что и без посредства священника услышит нас Христос. И это, мне кажется, очень важно осознавать. Не случайно же, когда священник выходит исповедовать, он всегда говорит: се, чадо, Христос невидимо предстоит, приемля исповедание твоё Сам Христос, а не простой священник выслушивает нашу исповедь. Священник как бы ухо своё отдаёт Христу для того, чтобы Он выслушал исповедающегося. Христос невидимо предстоит, приемля исповедание твоё. Не усрамися, ниже убойся и не скрыеши что от Мене, – это Сам Христос нам говорит эти слова. И задача поэтому заключается в том, чтобы не скрыть ничего от Самого Христа Спасителя, потому что, конечно, священнику всего не скажешь. Во-первых, потому что на службе всегда ограниченное время, служба не длится до девяти-десяти часов вечера с раннего утра, потому что все остальные ждали бы тогда, когда же будут причащаться все, когда священник выйдет с Чашей. Поэтому служба ограничена двумя-тремя часами, не больше. Всего не скажешь просто по этой причине. Всего не скажешь, потому что нас много собирается. Может, когда 5-6 человек в храме, тогда может каждый всё сказать. Всего и не скажешь, потому что не всегда священник тебя поймёт. Может, священник в твоей речи, особенно если это не касается убеждений человека, просто того, как я украл, я разозлился, я разгневался, я унываю и т. д., а если касается убеждений, то священник может не понять каких-то взглядов, о которых говорит человек, и увидеть грехи там, где греха нет. Так постоянно бывает, что многие рассказывают о том, как приезжают, куда-нибудь, идут на исповедь и говорят, что вот я пришла в церковь или пришёл в церковь благодаря о. А. Меню, я читаю книги или я хожу в его приход. И священник на это говорит: это страшный грех – читать книги о. Александра, ты должен их сжечь, ты не должен их читать, ты должен читать только книги, там, митрополита Иоанна Санкт-Петербургского и ещё кого-нибудь, Сергея Нилуса и т. д. ну вот это на исповеди совершенно лишний, конечно, разговор, потому что он не духовный, он не Божий, он чисто человеческий. При таком разговоре Христос, конечно, не присутствует. Наверное, лучше всего всё-таки исповедь без слов, потому что в ней больше всего присутствует Сам Господь. Вот, мне кажется, так. Идёшь на исповедь, встаёшь дома на коленки, часа два-три подряд читай Евангелие шепотом, и что-то такое услышишь, чего ни один священник, самый лучший, не скажет. Вот, мне кажется, это очень важно, чтобы мы не просто шли на исповедь, но чтобы мы как следует к этому подготовились, чтобы мы выплакали всё то, что хотим сказать, чтобы мы выстрадали всё то, что хотим сказать, чтобы мы всё это глубочайшим образом пережили.

И сколько раз приходилось читать в литературе, сколько раз приходилось читать в художественных книгах, в воспоминаниях о том, как, действительно, это ночное чтение Евангелия помогает, как много оно даёт, как влияет на человека, как обновляет оно человека и рождает заново. Тогда, действительно, на исповеди уже ничего не нужно, важно только услышать из уст священника слова Самого Иисуса, Который прощает нас и разрешает нас от всех наших грехов и прегрешений. Для того, чтобы мы могли вырастать духовно, для того, чтобы мы могли изменяться к лучшему и становиться другими, оставляя в прошлом все наши слабости, все наши грехи, все наши страхи, все наши переживания, связанные с тем, что нервы не в порядке, и т. д. Это вот, действительно, то удивительное обновление, которое даёт нам только Христос и которое так необходимо, так нужно каждому и каждой из нас. Так давайте подумаем сейчас об этом и принесем все наши грехи, все наши слабости, наше раздражение, порой нашу злобу, наше уныние наши страхи, наши какие-то временами бессодержательные переживания, в которых много эмоций, но чего-то главного нет. Принесем нашу зависть, наше бессилие сделать что-то доброе, принесем нашу рассеянность, которая приводит к тому, что мы часто не делаем нужных дел, а вместо этого или бессмысленно смотрим телевизор, или просто ничего не делаем. Принесем все это нашему Господу и попросим у Него прощения, и попросим у Него сил, и попросим у Него мудрости, и попросим у Него мужества. Помолимся, братья и сестры, об этом. А Христос, Он слышит нас, Он слышит нас и прощает. И когда мы каемся от всего сердца, когда, действительно, мы раскрываем сердце наше навстречу Богу, Господу нашему и Учителю, Он так укрепляет нас, как никто никогда другой не укрепит. Он входит в наше сердце и прощает нас.

А я, недостойный иерей, властью Его, мне данной, прощаю и разрешаю вас от всех  грехов ваших во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Христос, Он здесь, Христос – Он с нами, Христос – Он посреди нас. Когда мы совершаем эту Божественную службу, когда мы совершаем эту Вечерю, а Он Святыми Тайнами пребывает на престоле, братья и  сестры. Вот в литургии Иоанна Златоуста, в литургии, которую мы служим по воскресеньям и когда нет поста, в этой литургии есть такой момент, когда уже после освящения Святых Тайн, когда уже священник закончил евхаристический канон и говорится ектения – Все святые помянувше, паки и паки миром Господу помолимся, а затем поется молитва "Отче наш", вот в это время Христос уже среди нас физически, реально – Святыми Тайнами. И вот именно это состояние переживаем и мы сегодня во время Преждеосвященной литургии, когда вот с самого ее начала с нами Христос пребывает здесь в Святых Тайнах. Давайте и это тоже почувствуем и переживем, поклоняясь нашему Господу и полностью отдавая себя Ему. Потому что мы знаем, что без Него мы не можем ничего, что без Него мы какие-то бессмысленные тряпки. Вот это почувствуем, переживем. И да будет с вами всегда вместе, где бы вы ни находились и что бы ни делали, наш Господь и Учитель наш Иисус Христос. Бог вас всех благословит!

 

Поздравляю вас, братья и сестры, с причащением Святых Христовых Тайн. Да хранит, да укрепит, да благословит вас Господь.

В молитву о всех и в память об усопших мы совершили этот канон великомученику Федору, во время которого освящается коливо именно в память об усопших. И это в этот день заменяет панихиду, потому что панихиды на Литии, они служатся после литургии. А поскольку мы сегодня не совершали литургию, то и литургического поминовения усопших тоже мы сегодня не совершаем. Я думаю, что на самом деле, конечно, это такое монашеское установление Преждеосвященной литургии, наверное, со временем все-таки, может быть, не будет служиться Преждеосвященная литургия постами, а как и христиане Запада мы будем, может быть, с меньшим пением, большим чтением, но совершать полный чин литургии. Я так думаю, что когда-то к этому  придет, потому что сегодня человек уже не может без Евхаристии, сегодня человек задыхается без Евхаристии. Это как-то особенно стало теперь ощущаться, поэтому сегодня человек уже не может, как это было раньше, причащаться два или три раза, а то и один раз в год. Более того, как-то причащаться во время чина, который оторван от Таинства Евхаристии, которая, действительно, омывает и обновляет нас всех.

Бог вас всех благословит и с миром изыдем.